Сейчас на сайте
Всего 46 (42 гостя и 4 пользователя)
Новые награды
  • Рейтинг 100
    Оля1 час назад
  • Оценка 25 комментариев
    pumpuliitis1 час назад
  • Первые 5 оценок комментариев
    pumpuliitis1 час назад
  • Рейтинг 50
    Radvile1 час назад
  • Рейтинг 50
    Валентина1 час назад
  • Рейтинг 20
    familymd281 час назад
  • Оценка 5000 комментариев
    Валентина7 часов назад
  • Оценка 100 комментариев
    Ирина7 часов назад
  • Рейтинг 20
    Juliya.autumn7 часов назад
  • Первые 2 отметки рейтинга
    Marin05061972@gmail.com7 часов назад
  • Первые 5 оценок комментариев
    Интеллект13 часов назад
  • Рейтинг 50
    Елена13 часов назад
  • Первые 2 отметки рейтинга
    Людмила13 часов назад
  • Первые 2 отметки рейтинга
    галина19 часов назад
  • Первые 5 комментариев
    Николай19 часов назад
  • Рейтинг 100
    skupala1 день назад
  • Оценка 5000 комментариев
    Эдакий1 день назад
  • Первые 5 оценок комментариев
    ralifa1 день назад
  • Первые 2 отметки рейтинга
    Татьяна1 день назад
  • 2 первых друга
    pudostkck1 день назад

Выпуск №933

Прораб показывает заказчику объект — широченный колодец. Тот заглядывает в него:
— А зачем внизу лампа?
— Ну как? Все как на чертеже — вот.
Дает ему чертеж.
— Заказчик смотрит на него.
— Переворачивает вверх ногами.
— Идиоты! Здесь должен быть маяк.
40
Мужик в очередной раз возвращается домой пьяный. Жена подводит его к окну, из которого виден винный завод.
— Ты видишь, какой он большой? Ты не сможешь с ним тягаться. Они всегда будут производить выпивку быстрее, чем ты пьешь!
— Ик… Вввозможно… Но, я их заставлю вкалывать день и ночь…
30
Мне нравится
Добавить в закладки
Назначить теги
2017-12-18 17:00:01
19392
59 комментариев
Сергей
Рейтинг: 3935
00
2017-12-18 18:13:29
ДОБРОГО ВЕЧЕРА ВСЕМ ВОКРУГОСМЕШНИКАМ

Пришел в Сбербанк положить на карту деньги, вставил в банкомат новые 2000 рублевую купюру. Банкомат не принимает.
Позвал девушку консультанта. Та сказала попробовать вставить купюру другой стороной. Не принимает. Потом попросила посмотреть купюру, так как сама не видела ее в живую. Потом Сказала что лучше обменять ее в кассе Сбербанка. Оказалось что без паспорта не меняют. У меня паспорта нет. Сказали может продадите кому в толпе клиентов. Никому оказалось не нужны эти 2000 руб. даже поменять. Вышла женщина и сказала сходите в столовую рядом там меняют. Сходил поменяли.
Нафиг нужны банкоматы — ставьте столовые прямо в здании Сбербанка.
Сергей
Рейтинг: 3935
00
2017-12-18 18:14:34
Когда моя вторая половинка меня найдет, она получит люлей за то, что так долго где-то ходила!
***
— Вези меня, олень, в свою страну оленью…
— Девушка, вы либо говорите точный адрес, либо выходите из такси!
***
Девочка писала письмо деду морозу. Дед мороз сидел рядом и офигивал
Сергей
Рейтинг: 3935
00
2017-12-18 18:14:56
Кот, обидевшись на то, что его шлёпнули тапком, внёс в санкционный список коврик в прихожей, диван в гостиной и вышеупомянутые тапочки. В случае повторения актов агрессии обещал расширить список санкций.

Сергей
Рейтинг: 3935
00
2017-12-18 18:15:13
Встречаю как-то в сентябре однокурсника (дело было в студенческие годы
лет 20 назад).
— Ну как лето провел?
— Супер! Поехал на море, устроился спасателем. Море, солнце, фрукты,
девочки — кайф!
— Здорово!
— Но одна мысль, одна мысль все лето не давала мне покоя, лишала покоя,
мешала ночью заснуть.
— Что такое?
— Я плавать не умею. А вдруг что…
Сергей
Рейтинг: 3935
00
2017-12-18 18:19:59
Сергей
Рейтинг: 3935
00
2017-12-18 18:20:34
— Что будет с женой, если год не заниматься с ней ceкcом?
— С женой — ничего, а вот тебя простуда замучает, потому что на рогатую башку шапку хреново надевать!
00
2017-12-18 20:22:14
— Что будет с женой, если год не заниматься с ней ceкcом?
— С женой — ничего, а вот тебя простуда замучает, потому что на рогатую башку шапку хреново надевать!
Спасибо, Сергей, за отличную подборку.
OGF
Рейтинг: 13080
00
2017-12-18 18:22:36

Опоздали
OGF
Рейтинг: 13080
00
2017-12-18 18:24:16
-Ты любишь воду?
— Да
— Значит, 70% меня тебе уже нравятся…

Главное в жизни — найти человека, которого будешь бесить все оставшиеся годы.

Глядя на некоторых водителей с наклейкой « Ребенок в машине», понимаешь, насколько она в тему…Первый год: жена – милочка
Второй год – жена пилочка
Третий год: лесопильный завод

— Сегодня я встала пораньше, чтобы опоздать без спешки
00
2017-12-18 19:32:23
-Ты любишь воду?
— Да
— Значит, 70% меня тебе уже нравятся…

Главное в жизни — найти человека, которого будешь бесить все оставшиеся годы.

Глядя на некоторых водителей с наклейкой « Ребенок в машине», понимаешь, насколько она в тему…Первый год: жена – милочка
Второй год – жена пилочка
Третий год: лесопильный завод

— Сегодня я встала пораньше, чтобы опоздать без спешки
«лесопильный завод» — сурово, но справедливо… плюс!
00
2017-12-18 19:38:05
«лесопильный завод» — сурово, но справедливо… плюс!
Ну почему, если жена, то обязательно «лесопильная»? — я вот никогда не пилю, так, иногда напльничком для ногтей, просто шероховатости между нами сгладить…
00
2017-12-18 20:07:22
Ну почему, если жена, то обязательно «лесопильная»? — я вот никогда не пилю, так, иногда напльничком для ногтей, просто шероховатости между нами сгладить…
Тома! Ага… напильничком для ногтей — с утра до вечера.К вечеру уже появляются голые косточки…
00
2017-12-19 07:52:42
Тома! Ага… напильничком для ногтей — с утра до вечера.К вечеру уже появляются голые косточки…
Если нельзя обладать, можно и обглодать…
00
2017-12-19 01:06:33
«лесопильный завод» — сурово, но справедливо… плюс!
Привет, белокурая!
Может расскажешь, кого надо благодарить, что ты с нами. Я хочу сказать, что приятный, даже очень приятный сюрприз.
Добро пожаловать!
00
2017-12-19 01:27:04
Привет, белокурая!
Может расскажешь, кого надо благодарить, что ты с нами. Я хочу сказать, что приятный, даже очень приятный сюрприз.
Добро пожаловать!
Привет Амирыч, благодари себя. Я читала этот сайт несколько месяцев не для участия, только для шуток. Но такие как ты и заставили присоединиться — люблю с умными общаться! Особенно с мужчинами… Женщинам ум не шибко нужен, часто мешает (и им и мужчинам). Но у вас тут и те и другие есть, такое редкое явление… К сожалению, к моему приходу многие талантливые выбыли, жаль… я их заменить даже не претендую, некоторые были совсем заоблачный класс! Но если сумею, хоть в чем то походить — уже стоит того, правда? СПАСИБО!
00
2017-12-19 02:34:11
Привет Амирыч, благодари себя. Я читала этот сайт несколько месяцев не для участия, только для шуток. Но такие как ты и заставили присоединиться — люблю с умными общаться! Особенно с мужчинами… Женщинам ум не шибко нужен, часто мешает (и им и мужчинам). Но у вас тут и те и другие есть, такое редкое явление… К сожалению, к моему приходу многие талантливые выбыли, жаль… я их заменить даже не претендую, некоторые были совсем заоблачный класс! Но если сумею, хоть в чем то походить — уже стоит того, правда? СПАСИБО!
Нет, Таня, зашла ты очень смело, без предисловий, назвав человека тазиком, пообещав показать его фото ниже таза и смотри исчез, так что давай продолжай. Удачи!
00
2017-12-19 03:10:04
Нет, Таня, зашла ты очень смело, без предисловий, назвав человека тазиком, пообещав показать его фото ниже таза и смотри исчез, так что давай продолжай. Удачи!
Амирыч, «тазик» — совсем не имелось ввиду, как нечто обидное. Очевидно, он здесь не объявил, что его реальное имя «Taz» — старинное супер-уважеаемое английское имя. «Тазиком» его русско-говорящие приятели всегда называли, очевидно поэтому он и называет себя в русской среде Тарзаном (Таз, я надеюсь, никаких особых секретов не разглашаю?). Так что никакого сарказма не подразумевалось. А фотка его смешная у меня действительно есть, но я, конечно пошутила, что выставлю, тем более, что у него моя такая тоже есть. А вообще Тазик — замечательный парень, мы с ним редко, к сожалению общаемся, работа моя и его заедает. А я уж постараюсь оправдать твое доверие, Амирыч.
00
2017-12-19 03:24:35
Амирыч, «тазик» — совсем не имелось ввиду, как нечто обидное. Очевидно, он здесь не объявил, что его реальное имя «Taz» — старинное супер-уважеаемое английское имя. «Тазиком» его русско-говорящие приятели всегда называли, очевидно поэтому он и называет себя в русской среде Тарзаном (Таз, я надеюсь, никаких особых секретов не разглашаю?). Так что никакого сарказма не подразумевалось. А фотка его смешная у меня действительно есть, но я, конечно пошутила, что выставлю, тем более, что у него моя такая тоже есть. А вообще Тазик — замечательный парень, мы с ним редко, к сожалению общаемся, работа моя и его заедает. А я уж постараюсь оправдать твое доверие, Амирыч.
Давай, давай, чего уж — выбалтывай уже все секреты тов. воен-прокурор…
А вас там что, конспирации совсем не учат?
http://posterok.com/photo/big/POK04455_1.jpg
00
2017-12-19 03:31:10
Давай, давай, чего уж — выбалтывай уже все секреты тов. воен-прокурор…
А вас там что, конспирации совсем не учат?
http://posterok.com/photo/big/POK04455_1.jpg
Туше! отомстил… прости, больше не буду (если будешь себя скромно вести) тов. ТАРЗАН!!!
OGF
Рейтинг: 13080
00
2017-12-18 18:26:48
INFO Исполнилось 210 лет дипотношениям США и России
379 л материнского молока ежедневно потребляет детеныш синего кита
450 ударов в минуту совершает сердце хомячка
00
2017-12-18 20:09:09
INFO Исполнилось 210 лет дипотношениям США и России
379 л материнского молока ежедневно потребляет детеныш синего кита
450 ударов в минуту совершает сердце хомячка
Игорь! Молоко синего кита — 40 % жирности и китенок прибавляет каждые сутки по нескольку десятков кг.
Евгений
Рейтинг: 104491
00
2017-12-18 20:16:29
Итоги викторины — ЭТО САМЫЙ ДОХОДЧИВЫЙ СПОСОБ ПЕРЕДАЧИ МЫСЛИ НА РАССТОЯНИЕ.Первое место отдаю Виктору за пулю (черный юморок ) и за СМС.А вот второе место поделили Елена — ежели расстояние небольшое.то можно просто попилить — и Никарсентич — это стриптиз. Хочется даже на расстоянии. Общим собранием коллектива третье место присуждено мне (шутка ) — это скайп. Возможно.следующий вопрос несколько некорректен.но это из жизни — ПОЧЕМУ ИДИОТОК ОБЩЕСТВО ВОСПРИНИМАЕТ ЛЕГЧЕ.ЧЕМ ИДИОТОВ?
00
2017-12-18 22:17:38
Итоги викторины — ЭТО САМЫЙ ДОХОДЧИВЫЙ СПОСОБ ПЕРЕДАЧИ МЫСЛИ НА РАССТОЯНИЕ.Первое место отдаю Виктору за пулю (черный юморок ) и за СМС.А вот второе место поделили Елена — ежели расстояние небольшое.то можно просто попилить — и Никарсентич — это стриптиз. Хочется даже на расстоянии. Общим собранием коллектива третье место присуждено мне (шутка ) — это скайп. Возможно.следующий вопрос несколько некорректен.но это из жизни — ПОЧЕМУ ИДИОТОК ОБЩЕСТВО ВОСПРИНИМАЕТ ЛЕГЧЕ.ЧЕМ ИДИОТОВ?
Поясню примером: Стоят 2 человека на тротуаре, сильный дождь, проезжает такси не тормозя прямо по луже и обливает одного грязью. Тот матерится, отряхивается, а второй говорит: Какой хам, вот у нас таксисты культурные, если случайно вас обрызгает, тут же остановится, посадит вас в машину и отвезет к себе домой. Там предложит вам принять ванну почистит ваше пальто и отвезет вас домой.
Первый: Вы щас шутите?! С вами такое было??
— Со мной нет, но с моей женой четыре раза!!!
00
2017-12-19 01:31:08
Итоги викторины — ЭТО САМЫЙ ДОХОДЧИВЫЙ СПОСОБ ПЕРЕДАЧИ МЫСЛИ НА РАССТОЯНИЕ.Первое место отдаю Виктору за пулю (черный юморок ) и за СМС.А вот второе место поделили Елена — ежели расстояние небольшое.то можно просто попилить — и Никарсентич — это стриптиз. Хочется даже на расстоянии. Общим собранием коллектива третье место присуждено мне (шутка ) — это скайп. Возможно.следующий вопрос несколько некорректен.но это из жизни — ПОЧЕМУ ИДИОТОК ОБЩЕСТВО ВОСПРИНИМАЕТ ЛЕГЧЕ.ЧЕМ ИДИОТОВ?
Можно уточняющий вопрос? А общество — это кто?
00
2017-12-19 01:33:39
Можно уточняющий вопрос? А общество — это кто?
А пример Виктора очень хороший. +
00
2017-12-19 20:01:31
Можно уточняющий вопрос? А общество — это кто?
Георг! Как по мне — общество (иногда ) — это сборище идиотов и идиоток.
00
2017-12-19 03:45:02
Итоги викторины — ЭТО САМЫЙ ДОХОДЧИВЫЙ СПОСОБ ПЕРЕДАЧИ МЫСЛИ НА РАССТОЯНИЕ.Первое место отдаю Виктору за пулю (черный юморок ) и за СМС.А вот второе место поделили Елена — ежели расстояние небольшое.то можно просто попилить — и Никарсентич — это стриптиз. Хочется даже на расстоянии. Общим собранием коллектива третье место присуждено мне (шутка ) — это скайп. Возможно.следующий вопрос несколько некорректен.но это из жизни — ПОЧЕМУ ИДИОТОК ОБЩЕСТВО ВОСПРИНИМАЕТ ЛЕГЧЕ.ЧЕМ ИДИОТОВ?
Мужское общество, Евгений… женское достаточно гостеприимно и идиотам (я князя Мышкина у Достоевского всегда обожала)
00
2017-12-19 09:58:14
Итоги викторины — ЭТО САМЫЙ ДОХОДЧИВЫЙ СПОСОБ ПЕРЕДАЧИ МЫСЛИ НА РАССТОЯНИЕ.Первое место отдаю Виктору за пулю (черный юморок ) и за СМС.А вот второе место поделили Елена — ежели расстояние небольшое.то можно просто попилить — и Никарсентич — это стриптиз. Хочется даже на расстоянии. Общим собранием коллектива третье место присуждено мне (шутка ) — это скайп. Возможно.следующий вопрос несколько некорректен.но это из жизни — ПОЧЕМУ ИДИОТОК ОБЩЕСТВО ВОСПРИНИМАЕТ ЛЕГЧЕ.ЧЕМ ИДИОТОВ?
Идиотка — женщина, страдающая слабоумием.

Женщина страдает и вызывает сострадание.
Это что то новенькое.
Идиотом у Достоевского. Старо.
00
2017-12-19 10:11:14
Идиотка — женщина, страдающая слабоумием.

Женщина страдает и вызывает сострадание.
Это что то новенькое.
Идиотом у Достоевского. Старо.
Ну вот в минуса загоняют
идиотка — Викисловарь
Евгений
Рейтинг: 104491
00
2017-12-18 20:21:43
О КРАНЕ, И НЕ ТОЛЬКО

Потёк кран.
Одинокая женщина преклонных лет меня поймёт. Потёк кран! В субботу! Под вечер! А мужа нет… А дети в России…

Особи моего пола — непостижимые люди! Женщина может быть хоть семи пядей во лбу, но если потёк кран, она мечется в великом смятении по квартире субботним вечером, и её мучит одна убийственная мысль: — Что делать-то?! — Ну да, это я. Та самая, что семи пядей. А вот толку от этих пядей в такой ситуации — ни на грош…

Но я же не вечный двигатель! Любое движущееся тело от сопротивления воздуха начинает замедлять ход и останавливается. Воздух у меня в доме, по-видимому, особенно плотен, поэтому я довольно быстро скомандовала себе «стоп-стоп!» и обратилась к своей мудрости. Я всегда мечтала быть мудрой, поэтому выращивала её в себе, как цветок в горшке. Вроде каланхоэ. Которым не любуются, а вспоминают о нём только тогда, когда насморк нагрянет.

Мудрость укоризненно, как слабоумной, показала на телефон.
Я кинулась к нему, как к Николаю-угоднику, и стала звонить в ЖЭК. К моему радостному удивлению, мне ответил усталый женский голос. Который на мою подхалимски просительную речь тускло ответил:
— А мастер уже ушёл...-

— Что же мне делать?.. — горестно, скорее себе, сказала я, чуя подступающие слёзы. Но женщина тоже их почуяла, и предложила, потеплев:
— Могу дать вам телефон сантехника. Он не наш сотрудник, но люди его хвалят. Попробуйте? — Я записала телефон и стала звонить этому хвалёному мастеру. Трубку взяли, и я, торопливо заискивая, описывала собеседнику свою трагедию. Впрочем, какому собеседнику? Я говорила монолог, завершившийся моим адресом. В ответ услышала только:
— Ждите. Буду. — Надежда моя ожила!

О кране, и не только *

От нервного напряжения у меня, как обычно, проснулся нездоровый аппетит. Я сварила кофе и быстро нажарила мини-оладики. Люблю такие: маленькие, размером со спичечный коробок.
Знаете, что такое оладьи для хозяйки-одиночки? Это тесто, замешенное в чайной чашке. Пять минут — и ешь. Даже кофе ещё обжигает.

Не успела я поесть, как раздался звонок. Я побежала в коридор и открыла дверь…

На пороге стоял седой Спаситель классически сантехнического вида: небритый, в простецкой куртке, с сумкой через плечо… И с ядрёным запахом алкоголя. А за край его куртки держалась серьёзная девочка лет шести.
Я молчала в растерянности, и мужчина спросил:
— Можно? — - Можно, можно, — очнулась я, — заходите! — Они вошли в прихожую. Мужчина поставил сумку на пол, и наклонился развязать шнурки на ботинках. Вдруг он покачнулся и… упал на четвереньки! Девочка бросилась к нему, и с отчаянной мУкой в голосе вскрикнула негромко:
— Деда, деда!.. — Я ошеломлённо смотрела на них, абсолютно парализованная этой сценой…
Мужчина попытался встать, но совсем завалился на пол, а девочка судорожно припала к нему, обнимая тонкими ручками, и заплакала, очень тихо, не по-детски.

Трудно описать шквал моих эмоций, — подходящих слов я не находила…

— Что с ним? — задала я девочке самый тупой вопрос, на который оказалась способна.
Она неловко оторвалась от него, поднялась с колен, и в глубоком смущении ответила еле слышно:
— Он пьяный… — Потом умоляюще подняла на меня глаза и сказала:
— Он хороший!.. Он только полежит немного — и встанет!.. — Слёзы лились и лились из её глаз, она прислонилась к стене, и стирала их ладошкой…
Сердце моё, — как оно не разорвалось, не знаю, от вида этого горя! Я осторожно оторвала её от стенки и спросила:
— Это твой дедушка? — Она кивнула.
— А бабушка дома? — - Бабушка умерла… — - А папа с мамой где? — Она низко опустила голову и ничего не ответила. Я почувствовала, как она замкнулась: нельзя задевать эту тему.

— Ну ладно, — сказала я, — пусть деда полежит, а мы с тобой подождём на кухне, — что мы в прихожей стоять будем! — Взяла её за холодную ручку, — она не сопротивлялась, — и повела на кухню. Она робко огляделась, и я увидела, как она посмотрела на оладьи.
— Хочешь кушать? — спросила я.
Она отрицательно покачала головой. Но я засуетилась: поставила греться молоко, варить какао.
— Знаешь, я голодная, — сказала я, — а в одиночку есть мне так грустно! Видишь, я одна живу. Может, ты поешь со мной? Просто за компанию? — Она благодарно вскинула на меня светлые глаза, и слабо улыбнувшись, опять кивнула.
Я поставила перед ней кружку с какао, себе налила ещё кофе, и мы стали есть так дружно, что засмеялись обе.
— Какие хорошенькие! — заметила она, деликатно подхватывая маленькие оладики с тарелки.
— Мне тоже нравятся. Они такие — на один укус! — Она была голодна, — я видела, и ела аккуратно, но с аппетитом. Потом встрепенулась и спросила тревожно:
— А вы? — - Так ведь и я ем, — разве ты не заметила? — схитрила я. — Это уже твоя доля осталась! Доедай, а то они холодные станут невкусными. — О кране, и не только
Она доела всё с тарелки, и оглянулась, ища где помыть руки. Подошла к моему текущему крану, и сказала уверенно:
— Деда обязательно починит его вам! Потому, что он, — старательно выговорила она, — инженер-ас! — - Он инженер? — переспросила я, — А почему он чинит краны? — - Потому, что он стал пенсионером, и его выгнали с работы, — простодушно и печально сказала она. И мне стало так не по себе от понятной картины вдруг открывшейся семейной драмы…
— Раз уж мы с тобой посидели вместе за столом, то теперь нам придётся познакомиться! — заявила я ей. — Тебя как зовут? — - Тата, — ответила она, и на мой немой вопрос добавила: — Вообще-то меня назвали Татьяной, но когда я была маленькая, то не могла сказать «Таня». Получалось «Тата». Так деда рассказывал. Ему понравилось. Мне тоже! — Она посмотрела на меня, и я опять подивилась свету её доверчивого взгляда: это был маленький ангел. Раненый беспощадной бедой, но не утративший своего сияния…
— Ну, а меня можешь звать Марина Григорьевна! — - Ой, а деда — тоже Григорьевич! Олег Григорьевич! — радостно сообщила она.
— Вот и познакомились, — засмеялась я. — Слушай, а что же мы будем делать с нашим Олегом Григорьевичем? Он же лежит на полу? — Тата смутилась.
— Он одетый. Не замёрзнет… А когда проснётся — не знаю… — Что ж, когда нет мужчины, решение приходится делать женщине. Вытаскивать из огня. Пахать. Спасать детей…
— Сделаем вот что, деточка моя. У вас с дедой кто-нибудь есть дома? — - Есть. Рыбки. — - И больше никого? —
— Никого. — - Тогда мы с тобой сейчас пойдём спать… — - Нет, я ещё не хочу, — слабо засопротивлялась она.
— А я тебе сказку расскажу! — - Сказку? Какую? —
— Ну, выберем! — - А мне деда стихи читает на ночь! — - Какие — помнишь? — - Да! «Из вереска напиток Забыт давным-давно, А был он слаще мёда, Пьянее чем вино». А ещё — про Федота-стрельца! И про старика со старухой! Они молчали, и не хотели дверь закрыть, и воры съели у них всю еду!.. — Боже мой! Да что это за дед удивительный, что знает такие стихи?
— Он по книжке читает тебе? — - Нет, он наизусть рассказывает! — Мне хотелось выйти в коридор и посмотреть на сантехника, павшего в беспамятстве в моём коридоре… Но я опасалась тревожить ребёнка.

Мы с Татой отправились в спальню и устроились на моей кровати. Она, потихоньку осваиваясь, уютно умостилась мне «под крылушко», и я рассказывала ей про Аленький цветочек до тех пор, пока она не уснула…
Самой мне сон не шёл в голову. Я ещё, ещё и ещё раз обдумывала события этого вечера, и внутри меня творилось что-то, похожее на весеннее томление сердца…
А ещё у меня в доме, у дверей, валялся, как мешок с зерном, инженер-ас. Олег Григорьевич.
И текла вода из аварийного крана. Унося, по примете, мои деньги…
С ума сойти!!!..

*

Тата спала. Я уже часа два бессонно ждала хоть какой-нибудь развязки. Философия обычно доводила меня до постели и успокаивала. Но сейчас всё пошло как-то иначе, а умудрённость моя исчезла начисто.

*

Внезапно в квартире раздались отдалённые звонки чужого телефона. Его разбуженный хозяин коротко ответил что-то приглушенным голосом, и умолк.
Я встала и вышла в прихожую. Олег Григорьевич, увидев меня, вздрогнул и спросил упавшим голосом:
— Где Тата? — - Не бойтесь, — шёпотом ответила я, — она спит! — Он обессиленно прикрыл глаза, а потом вскинул их на меня и умоляюще проговорил:
— Простите… Простите ради бога… Это ужасно… Простите!.. — Теперь я видела, чьи глаза у ангела в моей постели… Светлые, и с такой же мУкой во взгляде…

— Я не мог Татку оставить… Мы одни… — продолжал говорить мужчина в крайнем смущении, и совершенно не мог решить, что теперь делать.
Мне было нестерпимо жалко его, и я решилась.
— Так, Олег Григорьевич. Вы раздевайтесь и ложитесь в гостиной, на диване. А утром почините мне кран. Греметь инструментами сейчас не дам, — ребёнка мне разбудите. Зовут меня Марина. Спокойной ночи! — Я вернулась к Тате. И вдруг моментально уснула рядом с ней…

*

Утром я проснулась от осторожного позвякивания на кухне. Тихо прокралась в ванную — принять божеский вид, и явилась на место своей аварии. Олег Григорьевич уже спокойно посмотрел на меня и доложил:
— Всё готово. Это я вас разбудил? Простите за вчерашнее — ещё раз… — - Да что вы всё заладили одно и то же! — весело ответила я, — Скажите уже что-нибудь новенькое. Желательно повеселее. — - Вряд ли смогу сейчас повеселее, — произнёс он с горечью. — Свиньёй перед вами выступил… — - Я забыла. Поверьте. А пока Тата спит, давайте мы с вами по кофейку? — - Давайте, — улыбнулся он глазами.
— А давайте ещё вот что. Давайте попробуем доверять друг другу. Попробуем перестать бояться? — Он испытующе посмотрел мне в глаза, и после минутного колебания согласился:
— Давайте. Попробуем. — … Мы пили кофе с тыквенными пирожками, говорили о том о сём, и я с нетерпением поджидала момента, когда смогу задать ему вопросы, которые вертелись у меня на языке.

О кране, и не только
Но тут в дверях появилась Тата, и с улыбкой уставилась на нас. Потом стремительно подошла к деду, ткнулась в его объятие, и сказала мне:
— Я же говорила!.. — - Что это ты говорила, девушка, а ну признавайся! — спросил он у неё.
— Всё! Всё говорила! — выпалила она радостно…

И всё это казалось мне какой-то нереальностью, сном!..

*

Пирожки улетели со стола в прошлое, и мои гости засобирались домой.
Перед дверью я спросила у Олега Григорьевича, сколько я должна за работу? — И тут он покраснел чуть не до слёз от негодования:
— Зачем вы так, Марина! Вы мне подарили больше, чем я вам. Татка вон — счастлива. Спасибо вам… А можно… — Он не договорил…
Ну, а я, как бессловесная овца, стояла неуклюжим столбом и не знала, что делать…

*

Закрыв двери за ними, я почувствовала… такое отчаяние!.. Сидя на своей кухне, я рыдала, оплакивая себя, и ещё непонятно что. И рыдала до тех пор, пока лицо окончательно не распухло от слёз.

*

Где-то послышался звонок. Это был не мой телефон. Я вышла в прихожую, — звонок раздавался оттуда. Он не прекращался, и нашёлся… в кармане моего плаща на вешалке! Ничего не понимая, я включила связь…
— Алло, это Марина? — раздался в трубке голос Олега Григорьевича.
— Кажется, да! — ответила я в нос.
— Что с вами? — встревожено спросил он.
Я молчала, боясь зарыдать опять…
— Я забыл у вас телефон, Марина, звоню от соседей! — И всё-таки я позорно разрыдалась…
Он замолчал, и сказал:
— Мы сейчас приедем!.. — *

Через полчаса они… мои нечаянные милые! опять стояли у меня на пороге, во все глаза рассматривая моё зарёванное лицо — и светились. Оба…

Я сунула этому пьянчуге его телефон и засмеялась, махнув рукой:
— Растеряха! — - Марина Григорьевна, а можно нам прийти к вам ещё? — спросила Тата.
— Валяйте! Кран-то поломается скоро, наверное! Как думаешь? — - Конечно, поломается! — засмеялась она.
Я протянула ей руки, и мы так обнялись!..
А Татка прошептала мне на ухо:
— Это я положила телефон в ваш карман… Я хочу к вам! Только деду не говорите!.. — Конечно не скажу! Ни за что!..
00
2017-12-18 21:37:34
О КРАНЕ, И НЕ ТОЛЬКО

Потёк кран.
Одинокая женщина преклонных лет меня поймёт. Потёк кран! В субботу! Под вечер! А мужа нет… А дети в России…

Особи моего пола — непостижимые люди! Женщина может быть хоть семи пядей во лбу, но если потёк кран, она мечется в великом смятении по квартире субботним вечером, и её мучит одна убийственная мысль: — Что делать-то?! — Ну да, это я. Та самая, что семи пядей. А вот толку от этих пядей в такой ситуации — ни на грош…

Но я же не вечный двигатель! Любое движущееся тело от сопротивления воздуха начинает замедлять ход и останавливается. Воздух у меня в доме, по-видимому, особенно плотен, поэтому я довольно быстро скомандовала себе «стоп-стоп!» и обратилась к своей мудрости. Я всегда мечтала быть мудрой, поэтому выращивала её в себе, как цветок в горшке. Вроде каланхоэ. Которым не любуются, а вспоминают о нём только тогда, когда насморк нагрянет.

Мудрость укоризненно, как слабоумной, показала на телефон.
Я кинулась к нему, как к Николаю-угоднику, и стала звонить в ЖЭК. К моему радостному удивлению, мне ответил усталый женский голос. Который на мою подхалимски просительную речь тускло ответил:
— А мастер уже ушёл...-

— Что же мне делать?.. — горестно, скорее себе, сказала я, чуя подступающие слёзы. Но женщина тоже их почуяла, и предложила, потеплев:
— Могу дать вам телефон сантехника. Он не наш сотрудник, но люди его хвалят. Попробуйте? — Я записала телефон и стала звонить этому хвалёному мастеру. Трубку взяли, и я, торопливо заискивая, описывала собеседнику свою трагедию. Впрочем, какому собеседнику? Я говорила монолог, завершившийся моим адресом. В ответ услышала только:
— Ждите. Буду. — Надежда моя ожила!

О кране, и не только *

От нервного напряжения у меня, как обычно, проснулся нездоровый аппетит. Я сварила кофе и быстро нажарила мини-оладики. Люблю такие: маленькие, размером со спичечный коробок.
Знаете, что такое оладьи для хозяйки-одиночки? Это тесто, замешенное в чайной чашке. Пять минут — и ешь. Даже кофе ещё обжигает.

Не успела я поесть, как раздался звонок. Я побежала в коридор и открыла дверь…

На пороге стоял седой Спаситель классически сантехнического вида: небритый, в простецкой куртке, с сумкой через плечо… И с ядрёным запахом алкоголя. А за край его куртки держалась серьёзная девочка лет шести.
Я молчала в растерянности, и мужчина спросил:
— Можно? — - Можно, можно, — очнулась я, — заходите! — Они вошли в прихожую. Мужчина поставил сумку на пол, и наклонился развязать шнурки на ботинках. Вдруг он покачнулся и… упал на четвереньки! Девочка бросилась к нему, и с отчаянной мУкой в голосе вскрикнула негромко:
— Деда, деда!.. — Я ошеломлённо смотрела на них, абсолютно парализованная этой сценой…
Мужчина попытался встать, но совсем завалился на пол, а девочка судорожно припала к нему, обнимая тонкими ручками, и заплакала, очень тихо, не по-детски.

Трудно описать шквал моих эмоций, — подходящих слов я не находила…

— Что с ним? — задала я девочке самый тупой вопрос, на который оказалась способна.
Она неловко оторвалась от него, поднялась с колен, и в глубоком смущении ответила еле слышно:
— Он пьяный… — Потом умоляюще подняла на меня глаза и сказала:
— Он хороший!.. Он только полежит немного — и встанет!.. — Слёзы лились и лились из её глаз, она прислонилась к стене, и стирала их ладошкой…
Сердце моё, — как оно не разорвалось, не знаю, от вида этого горя! Я осторожно оторвала её от стенки и спросила:
— Это твой дедушка? — Она кивнула.
— А бабушка дома? — - Бабушка умерла… — - А папа с мамой где? — Она низко опустила голову и ничего не ответила. Я почувствовала, как она замкнулась: нельзя задевать эту тему.

— Ну ладно, — сказала я, — пусть деда полежит, а мы с тобой подождём на кухне, — что мы в прихожей стоять будем! — Взяла её за холодную ручку, — она не сопротивлялась, — и повела на кухню. Она робко огляделась, и я увидела, как она посмотрела на оладьи.
— Хочешь кушать? — спросила я.
Она отрицательно покачала головой. Но я засуетилась: поставила греться молоко, варить какао.
— Знаешь, я голодная, — сказала я, — а в одиночку есть мне так грустно! Видишь, я одна живу. Может, ты поешь со мной? Просто за компанию? — Она благодарно вскинула на меня светлые глаза, и слабо улыбнувшись, опять кивнула.
Я поставила перед ней кружку с какао, себе налила ещё кофе, и мы стали есть так дружно, что засмеялись обе.
— Какие хорошенькие! — заметила она, деликатно подхватывая маленькие оладики с тарелки.
— Мне тоже нравятся. Они такие — на один укус! — Она была голодна, — я видела, и ела аккуратно, но с аппетитом. Потом встрепенулась и спросила тревожно:
— А вы? — - Так ведь и я ем, — разве ты не заметила? — схитрила я. — Это уже твоя доля осталась! Доедай, а то они холодные станут невкусными. — О кране, и не только
Она доела всё с тарелки, и оглянулась, ища где помыть руки. Подошла к моему текущему крану, и сказала уверенно:
— Деда обязательно починит его вам! Потому, что он, — старательно выговорила она, — инженер-ас! — - Он инженер? — переспросила я, — А почему он чинит краны? — - Потому, что он стал пенсионером, и его выгнали с работы, — простодушно и печально сказала она. И мне стало так не по себе от понятной картины вдруг открывшейся семейной драмы…
— Раз уж мы с тобой посидели вместе за столом, то теперь нам придётся познакомиться! — заявила я ей. — Тебя как зовут? — - Тата, — ответила она, и на мой немой вопрос добавила: — Вообще-то меня назвали Татьяной, но когда я была маленькая, то не могла сказать «Таня». Получалось «Тата». Так деда рассказывал. Ему понравилось. Мне тоже! — Она посмотрела на меня, и я опять подивилась свету её доверчивого взгляда: это был маленький ангел. Раненый беспощадной бедой, но не утративший своего сияния…
— Ну, а меня можешь звать Марина Григорьевна! — - Ой, а деда — тоже Григорьевич! Олег Григорьевич! — радостно сообщила она.
— Вот и познакомились, — засмеялась я. — Слушай, а что же мы будем делать с нашим Олегом Григорьевичем? Он же лежит на полу? — Тата смутилась.
— Он одетый. Не замёрзнет… А когда проснётся — не знаю… — Что ж, когда нет мужчины, решение приходится делать женщине. Вытаскивать из огня. Пахать. Спасать детей…
— Сделаем вот что, деточка моя. У вас с дедой кто-нибудь есть дома? — - Есть. Рыбки. — - И больше никого? —
— Никого. — - Тогда мы с тобой сейчас пойдём спать… — - Нет, я ещё не хочу, — слабо засопротивлялась она.
— А я тебе сказку расскажу! — - Сказку? Какую? —
— Ну, выберем! — - А мне деда стихи читает на ночь! — - Какие — помнишь? — - Да! «Из вереска напиток Забыт давным-давно, А был он слаще мёда, Пьянее чем вино». А ещё — про Федота-стрельца! И про старика со старухой! Они молчали, и не хотели дверь закрыть, и воры съели у них всю еду!.. — Боже мой! Да что это за дед удивительный, что знает такие стихи?
— Он по книжке читает тебе? — - Нет, он наизусть рассказывает! — Мне хотелось выйти в коридор и посмотреть на сантехника, павшего в беспамятстве в моём коридоре… Но я опасалась тревожить ребёнка.

Мы с Татой отправились в спальню и устроились на моей кровати. Она, потихоньку осваиваясь, уютно умостилась мне «под крылушко», и я рассказывала ей про Аленький цветочек до тех пор, пока она не уснула…
Самой мне сон не шёл в голову. Я ещё, ещё и ещё раз обдумывала события этого вечера, и внутри меня творилось что-то, похожее на весеннее томление сердца…
А ещё у меня в доме, у дверей, валялся, как мешок с зерном, инженер-ас. Олег Григорьевич.
И текла вода из аварийного крана. Унося, по примете, мои деньги…
С ума сойти!!!..

*

Тата спала. Я уже часа два бессонно ждала хоть какой-нибудь развязки. Философия обычно доводила меня до постели и успокаивала. Но сейчас всё пошло как-то иначе, а умудрённость моя исчезла начисто.

*

Внезапно в квартире раздались отдалённые звонки чужого телефона. Его разбуженный хозяин коротко ответил что-то приглушенным голосом, и умолк.
Я встала и вышла в прихожую. Олег Григорьевич, увидев меня, вздрогнул и спросил упавшим голосом:
— Где Тата? — - Не бойтесь, — шёпотом ответила я, — она спит! — Он обессиленно прикрыл глаза, а потом вскинул их на меня и умоляюще проговорил:
— Простите… Простите ради бога… Это ужасно… Простите!.. — Теперь я видела, чьи глаза у ангела в моей постели… Светлые, и с такой же мУкой во взгляде…

— Я не мог Татку оставить… Мы одни… — продолжал говорить мужчина в крайнем смущении, и совершенно не мог решить, что теперь делать.
Мне было нестерпимо жалко его, и я решилась.
— Так, Олег Григорьевич. Вы раздевайтесь и ложитесь в гостиной, на диване. А утром почините мне кран. Греметь инструментами сейчас не дам, — ребёнка мне разбудите. Зовут меня Марина. Спокойной ночи! — Я вернулась к Тате. И вдруг моментально уснула рядом с ней…

*

Утром я проснулась от осторожного позвякивания на кухне. Тихо прокралась в ванную — принять божеский вид, и явилась на место своей аварии. Олег Григорьевич уже спокойно посмотрел на меня и доложил:
— Всё готово. Это я вас разбудил? Простите за вчерашнее — ещё раз… — - Да что вы всё заладили одно и то же! — весело ответила я, — Скажите уже что-нибудь новенькое. Желательно повеселее. — - Вряд ли смогу сейчас повеселее, — произнёс он с горечью. — Свиньёй перед вами выступил… — - Я забыла. Поверьте. А пока Тата спит, давайте мы с вами по кофейку? — - Давайте, — улыбнулся он глазами.
— А давайте ещё вот что. Давайте попробуем доверять друг другу. Попробуем перестать бояться? — Он испытующе посмотрел мне в глаза, и после минутного колебания согласился:
— Давайте. Попробуем. — … Мы пили кофе с тыквенными пирожками, говорили о том о сём, и я с нетерпением поджидала момента, когда смогу задать ему вопросы, которые вертелись у меня на языке.

О кране, и не только
Но тут в дверях появилась Тата, и с улыбкой уставилась на нас. Потом стремительно подошла к деду, ткнулась в его объятие, и сказала мне:
— Я же говорила!.. — - Что это ты говорила, девушка, а ну признавайся! — спросил он у неё.
— Всё! Всё говорила! — выпалила она радостно…

И всё это казалось мне какой-то нереальностью, сном!..

*

Пирожки улетели со стола в прошлое, и мои гости засобирались домой.
Перед дверью я спросила у Олега Григорьевича, сколько я должна за работу? — И тут он покраснел чуть не до слёз от негодования:
— Зачем вы так, Марина! Вы мне подарили больше, чем я вам. Татка вон — счастлива. Спасибо вам… А можно… — Он не договорил…
Ну, а я, как бессловесная овца, стояла неуклюжим столбом и не знала, что делать…

*

Закрыв двери за ними, я почувствовала… такое отчаяние!.. Сидя на своей кухне, я рыдала, оплакивая себя, и ещё непонятно что. И рыдала до тех пор, пока лицо окончательно не распухло от слёз.

*

Где-то послышался звонок. Это был не мой телефон. Я вышла в прихожую, — звонок раздавался оттуда. Он не прекращался, и нашёлся… в кармане моего плаща на вешалке! Ничего не понимая, я включила связь…
— Алло, это Марина? — раздался в трубке голос Олега Григорьевича.
— Кажется, да! — ответила я в нос.
— Что с вами? — встревожено спросил он.
Я молчала, боясь зарыдать опять…
— Я забыл у вас телефон, Марина, звоню от соседей! — И всё-таки я позорно разрыдалась…
Он замолчал, и сказал:
— Мы сейчас приедем!.. — *

Через полчаса они… мои нечаянные милые! опять стояли у меня на пороге, во все глаза рассматривая моё зарёванное лицо — и светились. Оба…

Я сунула этому пьянчуге его телефон и засмеялась, махнув рукой:
— Растеряха! — - Марина Григорьевна, а можно нам прийти к вам ещё? — спросила Тата.
— Валяйте! Кран-то поломается скоро, наверное! Как думаешь? — - Конечно, поломается! — засмеялась она.
Я протянула ей руки, и мы так обнялись!..
А Татка прошептала мне на ухо:
— Это я положила телефон в ваш карман… Я хочу к вам! Только деду не говорите!.. — Конечно не скажу! Ни за что!..
Спасибо, Евгений!
00
2017-12-19 12:03:51
О КРАНЕ, И НЕ ТОЛЬКО

Потёк кран.
Одинокая женщина преклонных лет меня поймёт. Потёк кран! В субботу! Под вечер! А мужа нет… А дети в России…

Особи моего пола — непостижимые люди! Женщина может быть хоть семи пядей во лбу, но если потёк кран, она мечется в великом смятении по квартире субботним вечером, и её мучит одна убийственная мысль: — Что делать-то?! — Ну да, это я. Та самая, что семи пядей. А вот толку от этих пядей в такой ситуации — ни на грош…

Но я же не вечный двигатель! Любое движущееся тело от сопротивления воздуха начинает замедлять ход и останавливается. Воздух у меня в доме, по-видимому, особенно плотен, поэтому я довольно быстро скомандовала себе «стоп-стоп!» и обратилась к своей мудрости. Я всегда мечтала быть мудрой, поэтому выращивала её в себе, как цветок в горшке. Вроде каланхоэ. Которым не любуются, а вспоминают о нём только тогда, когда насморк нагрянет.

Мудрость укоризненно, как слабоумной, показала на телефон.
Я кинулась к нему, как к Николаю-угоднику, и стала звонить в ЖЭК. К моему радостному удивлению, мне ответил усталый женский голос. Который на мою подхалимски просительную речь тускло ответил:
— А мастер уже ушёл...-

— Что же мне делать?.. — горестно, скорее себе, сказала я, чуя подступающие слёзы. Но женщина тоже их почуяла, и предложила, потеплев:
— Могу дать вам телефон сантехника. Он не наш сотрудник, но люди его хвалят. Попробуйте? — Я записала телефон и стала звонить этому хвалёному мастеру. Трубку взяли, и я, торопливо заискивая, описывала собеседнику свою трагедию. Впрочем, какому собеседнику? Я говорила монолог, завершившийся моим адресом. В ответ услышала только:
— Ждите. Буду. — Надежда моя ожила!

О кране, и не только *

От нервного напряжения у меня, как обычно, проснулся нездоровый аппетит. Я сварила кофе и быстро нажарила мини-оладики. Люблю такие: маленькие, размером со спичечный коробок.
Знаете, что такое оладьи для хозяйки-одиночки? Это тесто, замешенное в чайной чашке. Пять минут — и ешь. Даже кофе ещё обжигает.

Не успела я поесть, как раздался звонок. Я побежала в коридор и открыла дверь…

На пороге стоял седой Спаситель классически сантехнического вида: небритый, в простецкой куртке, с сумкой через плечо… И с ядрёным запахом алкоголя. А за край его куртки держалась серьёзная девочка лет шести.
Я молчала в растерянности, и мужчина спросил:
— Можно? — - Можно, можно, — очнулась я, — заходите! — Они вошли в прихожую. Мужчина поставил сумку на пол, и наклонился развязать шнурки на ботинках. Вдруг он покачнулся и… упал на четвереньки! Девочка бросилась к нему, и с отчаянной мУкой в голосе вскрикнула негромко:
— Деда, деда!.. — Я ошеломлённо смотрела на них, абсолютно парализованная этой сценой…
Мужчина попытался встать, но совсем завалился на пол, а девочка судорожно припала к нему, обнимая тонкими ручками, и заплакала, очень тихо, не по-детски.

Трудно описать шквал моих эмоций, — подходящих слов я не находила…

— Что с ним? — задала я девочке самый тупой вопрос, на который оказалась способна.
Она неловко оторвалась от него, поднялась с колен, и в глубоком смущении ответила еле слышно:
— Он пьяный… — Потом умоляюще подняла на меня глаза и сказала:
— Он хороший!.. Он только полежит немного — и встанет!.. — Слёзы лились и лились из её глаз, она прислонилась к стене, и стирала их ладошкой…
Сердце моё, — как оно не разорвалось, не знаю, от вида этого горя! Я осторожно оторвала её от стенки и спросила:
— Это твой дедушка? — Она кивнула.
— А бабушка дома? — - Бабушка умерла… — - А папа с мамой где? — Она низко опустила голову и ничего не ответила. Я почувствовала, как она замкнулась: нельзя задевать эту тему.

— Ну ладно, — сказала я, — пусть деда полежит, а мы с тобой подождём на кухне, — что мы в прихожей стоять будем! — Взяла её за холодную ручку, — она не сопротивлялась, — и повела на кухню. Она робко огляделась, и я увидела, как она посмотрела на оладьи.
— Хочешь кушать? — спросила я.
Она отрицательно покачала головой. Но я засуетилась: поставила греться молоко, варить какао.
— Знаешь, я голодная, — сказала я, — а в одиночку есть мне так грустно! Видишь, я одна живу. Может, ты поешь со мной? Просто за компанию? — Она благодарно вскинула на меня светлые глаза, и слабо улыбнувшись, опять кивнула.
Я поставила перед ней кружку с какао, себе налила ещё кофе, и мы стали есть так дружно, что засмеялись обе.
— Какие хорошенькие! — заметила она, деликатно подхватывая маленькие оладики с тарелки.
— Мне тоже нравятся. Они такие — на один укус! — Она была голодна, — я видела, и ела аккуратно, но с аппетитом. Потом встрепенулась и спросила тревожно:
— А вы? — - Так ведь и я ем, — разве ты не заметила? — схитрила я. — Это уже твоя доля осталась! Доедай, а то они холодные станут невкусными. — О кране, и не только
Она доела всё с тарелки, и оглянулась, ища где помыть руки. Подошла к моему текущему крану, и сказала уверенно:
— Деда обязательно починит его вам! Потому, что он, — старательно выговорила она, — инженер-ас! — - Он инженер? — переспросила я, — А почему он чинит краны? — - Потому, что он стал пенсионером, и его выгнали с работы, — простодушно и печально сказала она. И мне стало так не по себе от понятной картины вдруг открывшейся семейной драмы…
— Раз уж мы с тобой посидели вместе за столом, то теперь нам придётся познакомиться! — заявила я ей. — Тебя как зовут? — - Тата, — ответила она, и на мой немой вопрос добавила: — Вообще-то меня назвали Татьяной, но когда я была маленькая, то не могла сказать «Таня». Получалось «Тата». Так деда рассказывал. Ему понравилось. Мне тоже! — Она посмотрела на меня, и я опять подивилась свету её доверчивого взгляда: это был маленький ангел. Раненый беспощадной бедой, но не утративший своего сияния…
— Ну, а меня можешь звать Марина Григорьевна! — - Ой, а деда — тоже Григорьевич! Олег Григорьевич! — радостно сообщила она.
— Вот и познакомились, — засмеялась я. — Слушай, а что же мы будем делать с нашим Олегом Григорьевичем? Он же лежит на полу? — Тата смутилась.
— Он одетый. Не замёрзнет… А когда проснётся — не знаю… — Что ж, когда нет мужчины, решение приходится делать женщине. Вытаскивать из огня. Пахать. Спасать детей…
— Сделаем вот что, деточка моя. У вас с дедой кто-нибудь есть дома? — - Есть. Рыбки. — - И больше никого? —
— Никого. — - Тогда мы с тобой сейчас пойдём спать… — - Нет, я ещё не хочу, — слабо засопротивлялась она.
— А я тебе сказку расскажу! — - Сказку? Какую? —
— Ну, выберем! — - А мне деда стихи читает на ночь! — - Какие — помнишь? — - Да! «Из вереска напиток Забыт давным-давно, А был он слаще мёда, Пьянее чем вино». А ещё — про Федота-стрельца! И про старика со старухой! Они молчали, и не хотели дверь закрыть, и воры съели у них всю еду!.. — Боже мой! Да что это за дед удивительный, что знает такие стихи?
— Он по книжке читает тебе? — - Нет, он наизусть рассказывает! — Мне хотелось выйти в коридор и посмотреть на сантехника, павшего в беспамятстве в моём коридоре… Но я опасалась тревожить ребёнка.

Мы с Татой отправились в спальню и устроились на моей кровати. Она, потихоньку осваиваясь, уютно умостилась мне «под крылушко», и я рассказывала ей про Аленький цветочек до тех пор, пока она не уснула…
Самой мне сон не шёл в голову. Я ещё, ещё и ещё раз обдумывала события этого вечера, и внутри меня творилось что-то, похожее на весеннее томление сердца…
А ещё у меня в доме, у дверей, валялся, как мешок с зерном, инженер-ас. Олег Григорьевич.
И текла вода из аварийного крана. Унося, по примете, мои деньги…
С ума сойти!!!..

*

Тата спала. Я уже часа два бессонно ждала хоть какой-нибудь развязки. Философия обычно доводила меня до постели и успокаивала. Но сейчас всё пошло как-то иначе, а умудрённость моя исчезла начисто.

*

Внезапно в квартире раздались отдалённые звонки чужого телефона. Его разбуженный хозяин коротко ответил что-то приглушенным голосом, и умолк.
Я встала и вышла в прихожую. Олег Григорьевич, увидев меня, вздрогнул и спросил упавшим голосом:
— Где Тата? — - Не бойтесь, — шёпотом ответила я, — она спит! — Он обессиленно прикрыл глаза, а потом вскинул их на меня и умоляюще проговорил:
— Простите… Простите ради бога… Это ужасно… Простите!.. — Теперь я видела, чьи глаза у ангела в моей постели… Светлые, и с такой же мУкой во взгляде…

— Я не мог Татку оставить… Мы одни… — продолжал говорить мужчина в крайнем смущении, и совершенно не мог решить, что теперь делать.
Мне было нестерпимо жалко его, и я решилась.
— Так, Олег Григорьевич. Вы раздевайтесь и ложитесь в гостиной, на диване. А утром почините мне кран. Греметь инструментами сейчас не дам, — ребёнка мне разбудите. Зовут меня Марина. Спокойной ночи! — Я вернулась к Тате. И вдруг моментально уснула рядом с ней…

*

Утром я проснулась от осторожного позвякивания на кухне. Тихо прокралась в ванную — принять божеский вид, и явилась на место своей аварии. Олег Григорьевич уже спокойно посмотрел на меня и доложил:
— Всё готово. Это я вас разбудил? Простите за вчерашнее — ещё раз… — - Да что вы всё заладили одно и то же! — весело ответила я, — Скажите уже что-нибудь новенькое. Желательно повеселее. — - Вряд ли смогу сейчас повеселее, — произнёс он с горечью. — Свиньёй перед вами выступил… — - Я забыла. Поверьте. А пока Тата спит, давайте мы с вами по кофейку? — - Давайте, — улыбнулся он глазами.
— А давайте ещё вот что. Давайте попробуем доверять друг другу. Попробуем перестать бояться? — Он испытующе посмотрел мне в глаза, и после минутного колебания согласился:
— Давайте. Попробуем. — … Мы пили кофе с тыквенными пирожками, говорили о том о сём, и я с нетерпением поджидала момента, когда смогу задать ему вопросы, которые вертелись у меня на языке.

О кране, и не только
Но тут в дверях появилась Тата, и с улыбкой уставилась на нас. Потом стремительно подошла к деду, ткнулась в его объятие, и сказала мне:
— Я же говорила!.. — - Что это ты говорила, девушка, а ну признавайся! — спросил он у неё.
— Всё! Всё говорила! — выпалила она радостно…

И всё это казалось мне какой-то нереальностью, сном!..

*

Пирожки улетели со стола в прошлое, и мои гости засобирались домой.
Перед дверью я спросила у Олега Григорьевича, сколько я должна за работу? — И тут он покраснел чуть не до слёз от негодования:
— Зачем вы так, Марина! Вы мне подарили больше, чем я вам. Татка вон — счастлива. Спасибо вам… А можно… — Он не договорил…
Ну, а я, как бессловесная овца, стояла неуклюжим столбом и не знала, что делать…

*

Закрыв двери за ними, я почувствовала… такое отчаяние!.. Сидя на своей кухне, я рыдала, оплакивая себя, и ещё непонятно что. И рыдала до тех пор, пока лицо окончательно не распухло от слёз.

*

Где-то послышался звонок. Это был не мой телефон. Я вышла в прихожую, — звонок раздавался оттуда. Он не прекращался, и нашёлся… в кармане моего плаща на вешалке! Ничего не понимая, я включила связь…
— Алло, это Марина? — раздался в трубке голос Олега Григорьевича.
— Кажется, да! — ответила я в нос.
— Что с вами? — встревожено спросил он.
Я молчала, боясь зарыдать опять…
— Я забыл у вас телефон, Марина, звоню от соседей! — И всё-таки я позорно разрыдалась…
Он замолчал, и сказал:
— Мы сейчас приедем!.. — *

Через полчаса они… мои нечаянные милые! опять стояли у меня на пороге, во все глаза рассматривая моё зарёванное лицо — и светились. Оба…

Я сунула этому пьянчуге его телефон и засмеялась, махнув рукой:
— Растеряха! — - Марина Григорьевна, а можно нам прийти к вам ещё? — спросила Тата.
— Валяйте! Кран-то поломается скоро, наверное! Как думаешь? — - Конечно, поломается! — засмеялась она.
Я протянула ей руки, и мы так обнялись!..
А Татка прошептала мне на ухо:
— Это я положила телефон в ваш карман… Я хочу к вам! Только деду не говорите!.. — Конечно не скажу! Ни за что!..
Прекрасная предновогодняя сказка!!!
00
2017-12-19 13:29:42
О КРАНЕ, И НЕ ТОЛЬКО

Потёк кран.
Одинокая женщина преклонных лет меня поймёт. Потёк кран! В субботу! Под вечер! А мужа нет… А дети в России…

Особи моего пола — непостижимые люди! Женщина может быть хоть семи пядей во лбу, но если потёк кран, она мечется в великом смятении по квартире субботним вечером, и её мучит одна убийственная мысль: — Что делать-то?! — Ну да, это я. Та самая, что семи пядей. А вот толку от этих пядей в такой ситуации — ни на грош…

Но я же не вечный двигатель! Любое движущееся тело от сопротивления воздуха начинает замедлять ход и останавливается. Воздух у меня в доме, по-видимому, особенно плотен, поэтому я довольно быстро скомандовала себе «стоп-стоп!» и обратилась к своей мудрости. Я всегда мечтала быть мудрой, поэтому выращивала её в себе, как цветок в горшке. Вроде каланхоэ. Которым не любуются, а вспоминают о нём только тогда, когда насморк нагрянет.

Мудрость укоризненно, как слабоумной, показала на телефон.
Я кинулась к нему, как к Николаю-угоднику, и стала звонить в ЖЭК. К моему радостному удивлению, мне ответил усталый женский голос. Который на мою подхалимски просительную речь тускло ответил:
— А мастер уже ушёл...-

— Что же мне делать?.. — горестно, скорее себе, сказала я, чуя подступающие слёзы. Но женщина тоже их почуяла, и предложила, потеплев:
— Могу дать вам телефон сантехника. Он не наш сотрудник, но люди его хвалят. Попробуйте? — Я записала телефон и стала звонить этому хвалёному мастеру. Трубку взяли, и я, торопливо заискивая, описывала собеседнику свою трагедию. Впрочем, какому собеседнику? Я говорила монолог, завершившийся моим адресом. В ответ услышала только:
— Ждите. Буду. — Надежда моя ожила!

О кране, и не только *

От нервного напряжения у меня, как обычно, проснулся нездоровый аппетит. Я сварила кофе и быстро нажарила мини-оладики. Люблю такие: маленькие, размером со спичечный коробок.
Знаете, что такое оладьи для хозяйки-одиночки? Это тесто, замешенное в чайной чашке. Пять минут — и ешь. Даже кофе ещё обжигает.

Не успела я поесть, как раздался звонок. Я побежала в коридор и открыла дверь…

На пороге стоял седой Спаситель классически сантехнического вида: небритый, в простецкой куртке, с сумкой через плечо… И с ядрёным запахом алкоголя. А за край его куртки держалась серьёзная девочка лет шести.
Я молчала в растерянности, и мужчина спросил:
— Можно? — - Можно, можно, — очнулась я, — заходите! — Они вошли в прихожую. Мужчина поставил сумку на пол, и наклонился развязать шнурки на ботинках. Вдруг он покачнулся и… упал на четвереньки! Девочка бросилась к нему, и с отчаянной мУкой в голосе вскрикнула негромко:
— Деда, деда!.. — Я ошеломлённо смотрела на них, абсолютно парализованная этой сценой…
Мужчина попытался встать, но совсем завалился на пол, а девочка судорожно припала к нему, обнимая тонкими ручками, и заплакала, очень тихо, не по-детски.

Трудно описать шквал моих эмоций, — подходящих слов я не находила…

— Что с ним? — задала я девочке самый тупой вопрос, на который оказалась способна.
Она неловко оторвалась от него, поднялась с колен, и в глубоком смущении ответила еле слышно:
— Он пьяный… — Потом умоляюще подняла на меня глаза и сказала:
— Он хороший!.. Он только полежит немного — и встанет!.. — Слёзы лились и лились из её глаз, она прислонилась к стене, и стирала их ладошкой…
Сердце моё, — как оно не разорвалось, не знаю, от вида этого горя! Я осторожно оторвала её от стенки и спросила:
— Это твой дедушка? — Она кивнула.
— А бабушка дома? — - Бабушка умерла… — - А папа с мамой где? — Она низко опустила голову и ничего не ответила. Я почувствовала, как она замкнулась: нельзя задевать эту тему.

— Ну ладно, — сказала я, — пусть деда полежит, а мы с тобой подождём на кухне, — что мы в прихожей стоять будем! — Взяла её за холодную ручку, — она не сопротивлялась, — и повела на кухню. Она робко огляделась, и я увидела, как она посмотрела на оладьи.
— Хочешь кушать? — спросила я.
Она отрицательно покачала головой. Но я засуетилась: поставила греться молоко, варить какао.
— Знаешь, я голодная, — сказала я, — а в одиночку есть мне так грустно! Видишь, я одна живу. Может, ты поешь со мной? Просто за компанию? — Она благодарно вскинула на меня светлые глаза, и слабо улыбнувшись, опять кивнула.
Я поставила перед ней кружку с какао, себе налила ещё кофе, и мы стали есть так дружно, что засмеялись обе.
— Какие хорошенькие! — заметила она, деликатно подхватывая маленькие оладики с тарелки.
— Мне тоже нравятся. Они такие — на один укус! — Она была голодна, — я видела, и ела аккуратно, но с аппетитом. Потом встрепенулась и спросила тревожно:
— А вы? — - Так ведь и я ем, — разве ты не заметила? — схитрила я. — Это уже твоя доля осталась! Доедай, а то они холодные станут невкусными. — О кране, и не только
Она доела всё с тарелки, и оглянулась, ища где помыть руки. Подошла к моему текущему крану, и сказала уверенно:
— Деда обязательно починит его вам! Потому, что он, — старательно выговорила она, — инженер-ас! — - Он инженер? — переспросила я, — А почему он чинит краны? — - Потому, что он стал пенсионером, и его выгнали с работы, — простодушно и печально сказала она. И мне стало так не по себе от понятной картины вдруг открывшейся семейной драмы…
— Раз уж мы с тобой посидели вместе за столом, то теперь нам придётся познакомиться! — заявила я ей. — Тебя как зовут? — - Тата, — ответила она, и на мой немой вопрос добавила: — Вообще-то меня назвали Татьяной, но когда я была маленькая, то не могла сказать «Таня». Получалось «Тата». Так деда рассказывал. Ему понравилось. Мне тоже! — Она посмотрела на меня, и я опять подивилась свету её доверчивого взгляда: это был маленький ангел. Раненый беспощадной бедой, но не утративший своего сияния…
— Ну, а меня можешь звать Марина Григорьевна! — - Ой, а деда — тоже Григорьевич! Олег Григорьевич! — радостно сообщила она.
— Вот и познакомились, — засмеялась я. — Слушай, а что же мы будем делать с нашим Олегом Григорьевичем? Он же лежит на полу? — Тата смутилась.
— Он одетый. Не замёрзнет… А когда проснётся — не знаю… — Что ж, когда нет мужчины, решение приходится делать женщине. Вытаскивать из огня. Пахать. Спасать детей…
— Сделаем вот что, деточка моя. У вас с дедой кто-нибудь есть дома? — - Есть. Рыбки. — - И больше никого? —
— Никого. — - Тогда мы с тобой сейчас пойдём спать… — - Нет, я ещё не хочу, — слабо засопротивлялась она.
— А я тебе сказку расскажу! — - Сказку? Какую? —
— Ну, выберем! — - А мне деда стихи читает на ночь! — - Какие — помнишь? — - Да! «Из вереска напиток Забыт давным-давно, А был он слаще мёда, Пьянее чем вино». А ещё — про Федота-стрельца! И про старика со старухой! Они молчали, и не хотели дверь закрыть, и воры съели у них всю еду!.. — Боже мой! Да что это за дед удивительный, что знает такие стихи?
— Он по книжке читает тебе? — - Нет, он наизусть рассказывает! — Мне хотелось выйти в коридор и посмотреть на сантехника, павшего в беспамятстве в моём коридоре… Но я опасалась тревожить ребёнка.

Мы с Татой отправились в спальню и устроились на моей кровати. Она, потихоньку осваиваясь, уютно умостилась мне «под крылушко», и я рассказывала ей про Аленький цветочек до тех пор, пока она не уснула…
Самой мне сон не шёл в голову. Я ещё, ещё и ещё раз обдумывала события этого вечера, и внутри меня творилось что-то, похожее на весеннее томление сердца…
А ещё у меня в доме, у дверей, валялся, как мешок с зерном, инженер-ас. Олег Григорьевич.
И текла вода из аварийного крана. Унося, по примете, мои деньги…
С ума сойти!!!..

*

Тата спала. Я уже часа два бессонно ждала хоть какой-нибудь развязки. Философия обычно доводила меня до постели и успокаивала. Но сейчас всё пошло как-то иначе, а умудрённость моя исчезла начисто.

*

Внезапно в квартире раздались отдалённые звонки чужого телефона. Его разбуженный хозяин коротко ответил что-то приглушенным голосом, и умолк.
Я встала и вышла в прихожую. Олег Григорьевич, увидев меня, вздрогнул и спросил упавшим голосом:
— Где Тата? — - Не бойтесь, — шёпотом ответила я, — она спит! — Он обессиленно прикрыл глаза, а потом вскинул их на меня и умоляюще проговорил:
— Простите… Простите ради бога… Это ужасно… Простите!.. — Теперь я видела, чьи глаза у ангела в моей постели… Светлые, и с такой же мУкой во взгляде…

— Я не мог Татку оставить… Мы одни… — продолжал говорить мужчина в крайнем смущении, и совершенно не мог решить, что теперь делать.
Мне было нестерпимо жалко его, и я решилась.
— Так, Олег Григорьевич. Вы раздевайтесь и ложитесь в гостиной, на диване. А утром почините мне кран. Греметь инструментами сейчас не дам, — ребёнка мне разбудите. Зовут меня Марина. Спокойной ночи! — Я вернулась к Тате. И вдруг моментально уснула рядом с ней…

*

Утром я проснулась от осторожного позвякивания на кухне. Тихо прокралась в ванную — принять божеский вид, и явилась на место своей аварии. Олег Григорьевич уже спокойно посмотрел на меня и доложил:
— Всё готово. Это я вас разбудил? Простите за вчерашнее — ещё раз… — - Да что вы всё заладили одно и то же! — весело ответила я, — Скажите уже что-нибудь новенькое. Желательно повеселее. — - Вряд ли смогу сейчас повеселее, — произнёс он с горечью. — Свиньёй перед вами выступил… — - Я забыла. Поверьте. А пока Тата спит, давайте мы с вами по кофейку? — - Давайте, — улыбнулся он глазами.
— А давайте ещё вот что. Давайте попробуем доверять друг другу. Попробуем перестать бояться? — Он испытующе посмотрел мне в глаза, и после минутного колебания согласился:
— Давайте. Попробуем. — … Мы пили кофе с тыквенными пирожками, говорили о том о сём, и я с нетерпением поджидала момента, когда смогу задать ему вопросы, которые вертелись у меня на языке.

О кране, и не только
Но тут в дверях появилась Тата, и с улыбкой уставилась на нас. Потом стремительно подошла к деду, ткнулась в его объятие, и сказала мне:
— Я же говорила!.. — - Что это ты говорила, девушка, а ну признавайся! — спросил он у неё.
— Всё! Всё говорила! — выпалила она радостно…

И всё это казалось мне какой-то нереальностью, сном!..

*

Пирожки улетели со стола в прошлое, и мои гости засобирались домой.
Перед дверью я спросила у Олега Григорьевича, сколько я должна за работу? — И тут он покраснел чуть не до слёз от негодования:
— Зачем вы так, Марина! Вы мне подарили больше, чем я вам. Татка вон — счастлива. Спасибо вам… А можно… — Он не договорил…
Ну, а я, как бессловесная овца, стояла неуклюжим столбом и не знала, что делать…

*

Закрыв двери за ними, я почувствовала… такое отчаяние!.. Сидя на своей кухне, я рыдала, оплакивая себя, и ещё непонятно что. И рыдала до тех пор, пока лицо окончательно не распухло от слёз.

*

Где-то послышался звонок. Это был не мой телефон. Я вышла в прихожую, — звонок раздавался оттуда. Он не прекращался, и нашёлся… в кармане моего плаща на вешалке! Ничего не понимая, я включила связь…
— Алло, это Марина? — раздался в трубке голос Олега Григорьевича.
— Кажется, да! — ответила я в нос.
— Что с вами? — встревожено спросил он.
Я молчала, боясь зарыдать опять…
— Я забыл у вас телефон, Марина, звоню от соседей! — И всё-таки я позорно разрыдалась…
Он замолчал, и сказал:
— Мы сейчас приедем!.. — *

Через полчаса они… мои нечаянные милые! опять стояли у меня на пороге, во все глаза рассматривая моё зарёванное лицо — и светились. Оба…

Я сунула этому пьянчуге его телефон и засмеялась, махнув рукой:
— Растеряха! — - Марина Григорьевна, а можно нам прийти к вам ещё? — спросила Тата.
— Валяйте! Кран-то поломается скоро, наверное! Как думаешь? — - Конечно, поломается! — засмеялась она.
Я протянула ей руки, и мы так обнялись!..
А Татка прошептала мне на ухо:
— Это я положила телефон в ваш карман… Я хочу к вам! Только деду не говорите!.. — Конечно не скажу! Ни за что!..
Спасибо, очень трогательно
Евгений
Рейтинг: 104491
00
2017-12-18 20:26:03
БАЙКИ-БАЯНЫ-АККОРДЕОНЫ

Вдогонку множеству баянов, которые выкладываются одним постом, приятного вечера ради и хорошего настроения для. Грамматика и пунктуация сохранены.

1. 1983-й год. Дрезден, восточная Германия. День Х. То есть в военном гарнизоне ГСВГ выдали зарплату. Дабы не нарушать славные традиции, группа старших офицеров в составе пяти человек единогласно принимает решение: отметить это дело рюмкой чая за дружеской беседой. Когда «на штанге» у каждого было грамм по семьсот, решили направляться в сторону дома. На автобусной остановке — не многолюдно, лишь несколько немцев. Наши останавливаются в сторонке и, почти не покачиваясь (годы тренировок!), ожидают автобус, продолжая беседовать не на повышенных тонах. Через пару минут на сцене нарисовывается о-о-очень среднего возраста немка с каким-то бобиком на поводке. Шавка небольшая, породистая, но из категории «мозгов чуть меньше, чем у валенка». Что ей не понравилось в русских — одному собачьему богу известно. Может, наша форма, может, ботинки у кого-то не тем кремом начищены. В общем, это противное создание набирает побольше воздуха в легкие и начинает непрерывно истошно гавкать на подполковника. Мужик, явно не любящий, когда его перебивают, не раздумывая, выдает шавке хорошего пенделя. Теперь истошным криком заходится немка. Поскольку уровень немецкого у наших — на уровне «данке-битте», никто ничего из ее тирады не просек. Зато все прекрасно понял полицейский, проходивший неподалеку. Услышав, что это — далеко не благодарность доблестным советским офицерам за непосредственное участие в сложном деле дрессуры, решает вмешаться. Остановив землячку на полуслове, обратился по-немецки к нашим. Кто-то все-таки, окончательно исчерпав запас немецкого, выдал: нихт ферштейн! Полицейский достает из нагрудного кармана книжку с бланками штрафов, что-то заполняет и знаками показывает подполковнику: 20 марок. Тот, пожав плечами, спокойно достает наличку из кармана. Как назло, только купюры по 50. Полицейский, пошарив по карманам, опять же знаками объясняет: сдачи нет. Все офицеры начинают рыться по карманам, но подполковник выдает: — Ребята, все пучком, ща улажу. Успокаивающий жест в сторону полицейского, говорящий: сдачи не надо! Потом разворачивается и… от всей души въ… бывает еще раз шавку. Та, визжа в унисон с хозяйкой, на поводке описывает идеальную окружность и приземляется в аккурат на исходную позицию. Полицейский с диким гоготом складывается пополам, немцы на остановке цепенеют, на лицах офицеров эмоций не больше, чем у индейцев… Хозяйка подхватывает шавку подмышку и уносится, обгоняя автомобили. Через пару минут полицейский немного приходит в себя, и, икая и всхлипывая… прячет в нагрудный карман квитанции. Подходит автобус, наши невозмутимо загружаются. На остановке остаются абсолютно все оцепеневшие немцы в ожидании следующего автобуса. С места действия, не торопясь, удаляется полицейский, размазывая слезы по лицу.

2. Швейцария. Давос. Крутой ресторан. Сижу, пью пиво и разглядывая меню, понимаю, что поесть придётся в другом месте — цены заоблачные. В дальнем углу сидят за полностью заставленным столом три конкретных насоса и не переставая материться по-русски, на ломаном английском заказывают коллекционное вино за 2500 франков. Через некоторое время официант с поклоном ставит нераспечатанную бутылку на стол и уходит. Обматерив ненавязчивый швейцарский сервис, один из них достаёт из кармана складной штопор и уверенно открыв, разливает на троих это дорогущее вино. Насосы выпили его залпом и скривившись, почему-то сразу стали запивать водкой. Весь обслуживающий персонал с неподдельным ужасом наблюдал за сиим действом, бросив на время работу. Допив пиво, я подзываю официанта и на хорошем немецком прошу счет. Приняв меня за голландца (у них похожий акцент), официант негромко решил со мной пооткровенничать:
— Странный народ эти русские — пьют коллекционное вино!
— Наверное, деньги некуда девать, — осторожно предположил я.
— Да дело ведь не в деньгах, вино ведь после 25 лет уже пить не стоит — оно уже скисло и на него можно только смотреть, как на музейный экспонат.
— А этому?
— А этому было 120 лет — это был чистый уксус…

3. Из цикла «Сельская школа». Открытый урок в начальной школе. В работе завуча есть ряд «приятных» моментов, связанных с различными мероприятиями по линии департамента образования, одним из которых является открытый урок. Как правило в школу приезжают учителя и завучи из других школ района или города, смотрят сам урок, анализируют его и проч. Подготовка к такому событию дело муторное, нужно всегда соблюдать тонкую грань между зазубренным отрепетированным материалом и реальной работой учащихся, чтобы урок не превратился в фарс. Одно из таких мероприятий запало в память. Итак, открытый урок математики в третьем классе сельской школы. Перед началом занятия, чтобы не было никаких накладок всем детям раздали новые карандаши и линейки (особенность сельских школ — большое количество детей из малообеспеченных семей, где не всегда есть средства на приобретение школьных принадлежностей, Слава Правительству РФ и Единой России за это!!!). В школу приехало много гостей; учителя, завучи из других школ, работники департамента образования, руководитель методического объединения завучей — матерый педагог с 20-летним стажем, женщина со стальным характером и развитым чувством юмора. Начался урок, все вроде идет своим чередом; дети отвечают домашнее задание и т.д и т.п. На следующем этапе урока учитель объявил: «А теперь, дети, откроем тетради, приготовим карандаши и линейки для самостоятельной работы». После ее слов ученики активно зашевелились, но с задней парты вдруг раздался громкий плач. Руководитель метод объединения сидела за партой рядом и тут же отреагировала: «Малыш, ты что плачешь, что случилось?» Малыш — зареванная кроха с красным от огорчения и слез носом, которого практически и не было видно из-за парты, громким голосом прорыдал на весь класс: «У меня, у меня… карандаш спи… или!» Гости попадали со стульев от смеха, но окончательно добила последняя реплика крохи: «А чего вы смеетесь, его и правда спи… или!»
00
2017-12-19 16:15:37
БАЙКИ-БАЯНЫ-АККОРДЕОНЫ

Вдогонку множеству баянов, которые выкладываются одним постом, приятного вечера ради и хорошего настроения для. Грамматика и пунктуация сохранены.

1. 1983-й год. Дрезден, восточная Германия. День Х. То есть в военном гарнизоне ГСВГ выдали зарплату. Дабы не нарушать славные традиции, группа старших офицеров в составе пяти человек единогласно принимает решение: отметить это дело рюмкой чая за дружеской беседой. Когда «на штанге» у каждого было грамм по семьсот, решили направляться в сторону дома. На автобусной остановке — не многолюдно, лишь несколько немцев. Наши останавливаются в сторонке и, почти не покачиваясь (годы тренировок!), ожидают автобус, продолжая беседовать не на повышенных тонах. Через пару минут на сцене нарисовывается о-о-очень среднего возраста немка с каким-то бобиком на поводке. Шавка небольшая, породистая, но из категории «мозгов чуть меньше, чем у валенка». Что ей не понравилось в русских — одному собачьему богу известно. Может, наша форма, может, ботинки у кого-то не тем кремом начищены. В общем, это противное создание набирает побольше воздуха в легкие и начинает непрерывно истошно гавкать на подполковника. Мужик, явно не любящий, когда его перебивают, не раздумывая, выдает шавке хорошего пенделя. Теперь истошным криком заходится немка. Поскольку уровень немецкого у наших — на уровне «данке-битте», никто ничего из ее тирады не просек. Зато все прекрасно понял полицейский, проходивший неподалеку. Услышав, что это — далеко не благодарность доблестным советским офицерам за непосредственное участие в сложном деле дрессуры, решает вмешаться. Остановив землячку на полуслове, обратился по-немецки к нашим. Кто-то все-таки, окончательно исчерпав запас немецкого, выдал: нихт ферштейн! Полицейский достает из нагрудного кармана книжку с бланками штрафов, что-то заполняет и знаками показывает подполковнику: 20 марок. Тот, пожав плечами, спокойно достает наличку из кармана. Как назло, только купюры по 50. Полицейский, пошарив по карманам, опять же знаками объясняет: сдачи нет. Все офицеры начинают рыться по карманам, но подполковник выдает: — Ребята, все пучком, ща улажу. Успокаивающий жест в сторону полицейского, говорящий: сдачи не надо! Потом разворачивается и… от всей души въ… бывает еще раз шавку. Та, визжа в унисон с хозяйкой, на поводке описывает идеальную окружность и приземляется в аккурат на исходную позицию. Полицейский с диким гоготом складывается пополам, немцы на остановке цепенеют, на лицах офицеров эмоций не больше, чем у индейцев… Хозяйка подхватывает шавку подмышку и уносится, обгоняя автомобили. Через пару минут полицейский немного приходит в себя, и, икая и всхлипывая… прячет в нагрудный карман квитанции. Подходит автобус, наши невозмутимо загружаются. На остановке остаются абсолютно все оцепеневшие немцы в ожидании следующего автобуса. С места действия, не торопясь, удаляется полицейский, размазывая слезы по лицу.

2. Швейцария. Давос. Крутой ресторан. Сижу, пью пиво и разглядывая меню, понимаю, что поесть придётся в другом месте — цены заоблачные. В дальнем углу сидят за полностью заставленным столом три конкретных насоса и не переставая материться по-русски, на ломаном английском заказывают коллекционное вино за 2500 франков. Через некоторое время официант с поклоном ставит нераспечатанную бутылку на стол и уходит. Обматерив ненавязчивый швейцарский сервис, один из них достаёт из кармана складной штопор и уверенно открыв, разливает на троих это дорогущее вино. Насосы выпили его залпом и скривившись, почему-то сразу стали запивать водкой. Весь обслуживающий персонал с неподдельным ужасом наблюдал за сиим действом, бросив на время работу. Допив пиво, я подзываю официанта и на хорошем немецком прошу счет. Приняв меня за голландца (у них похожий акцент), официант негромко решил со мной пооткровенничать:
— Странный народ эти русские — пьют коллекционное вино!
— Наверное, деньги некуда девать, — осторожно предположил я.
— Да дело ведь не в деньгах, вино ведь после 25 лет уже пить не стоит — оно уже скисло и на него можно только смотреть, как на музейный экспонат.
— А этому?
— А этому было 120 лет — это был чистый уксус…

3. Из цикла «Сельская школа». Открытый урок в начальной школе. В работе завуча есть ряд «приятных» моментов, связанных с различными мероприятиями по линии департамента образования, одним из которых является открытый урок. Как правило в школу приезжают учителя и завучи из других школ района или города, смотрят сам урок, анализируют его и проч. Подготовка к такому событию дело муторное, нужно всегда соблюдать тонкую грань между зазубренным отрепетированным материалом и реальной работой учащихся, чтобы урок не превратился в фарс. Одно из таких мероприятий запало в память. Итак, открытый урок математики в третьем классе сельской школы. Перед началом занятия, чтобы не было никаких накладок всем детям раздали новые карандаши и линейки (особенность сельских школ — большое количество детей из малообеспеченных семей, где не всегда есть средства на приобретение школьных принадлежностей, Слава Правительству РФ и Единой России за это!!!). В школу приехало много гостей; учителя, завучи из других школ, работники департамента образования, руководитель методического объединения завучей — матерый педагог с 20-летним стажем, женщина со стальным характером и развитым чувством юмора. Начался урок, все вроде идет своим чередом; дети отвечают домашнее задание и т.д и т.п. На следующем этапе урока учитель объявил: «А теперь, дети, откроем тетради, приготовим карандаши и линейки для самостоятельной работы». После ее слов ученики активно зашевелились, но с задней парты вдруг раздался громкий плач. Руководитель метод объединения сидела за партой рядом и тут же отреагировала: «Малыш, ты что плачешь, что случилось?» Малыш — зареванная кроха с красным от огорчения и слез носом, которого практически и не было видно из-за парты, громким голосом прорыдал на весь класс: «У меня, у меня… карандаш спи… или!» Гости попадали со стульев от смеха, но окончательно добила последняя реплика крохи: «А чего вы смеетесь, его и правда спи… или!»
все на бис!!!!!👏👏👏
Евгений
Рейтинг: 104491
00
2017-12-18 20:27:23
Жить нужно или с юмором или с психиатром…
Людмила
Рейтинг: 181649
00
2017-12-18 20:29:12
Всем вокругсмешникам- отличного вечера!

Из комментариев к новости: «Путин поблагодарил Трампа за информацию о террористах» на RT:

Путин: Трамп, спасибо за информацию по террористам
Трамп: Но я же ничего не рассказывал о них…
Путин: А твои теперь думают, что рассказывал…

00
2017-12-18 20:30:06
Всем вокругсмешникам- отличного вечера!

Из комментариев к новости: «Путин поблагодарил Трампа за информацию о террористах» на RT:

Путин: Трамп, спасибо за информацию по террористам
Трамп: Но я же ничего не рассказывал о них…
Путин: А твои теперь думают, что рассказывал…

Бесит, когда ты устал и хочешь прилечь, но ты уже лежишь…

00
2017-12-18 20:30:55
Бесит, когда ты устал и хочешь прилечь, но ты уже лежишь…

Ну что ты всё секс, секс… Хоть бы в музей меня сводил, что ли!
— Трахаться в музее? Ну, давай попробуем!
00
2017-12-18 20:31:38
Ну что ты всё секс, секс… Хоть бы в музей меня сводил, что ли!
— Трахаться в музее? Ну, давай попробуем!
________________________________________
В России все кражи делятся, в зависимости от усердия сторожа, на две категории: «спи*дили» и «про*бали»…
00
2017-12-19 07:37:00
Ну что ты всё секс, секс… Хоть бы в музей меня сводил, что ли!
— Трахаться в музее? Ну, давай попробуем!
Высший класс Людмила, чувствуешь себя частью истории, в зависимости от музея конечно… (я все обожаю, кроме восковых фигур...)
Евгений
Рейтинг: 104491
00
2017-12-18 20:30:09
— Девушка.а давайте с Вами переспим?
— У меня даже нет слов от такого нахальства!
— А Вы кивните. (Улыба! Если что — извини! )
Евгений
Рейтинг: 104491
00
2017-12-18 20:35:59
Приходит человек в адвокатскую контору «Рабинович — Брехер — Вайнштейн — Лидман — Кац и Иванов» и просит.чтобы его дела вел Иванов.
— Но почему не кто-нибудь из остальных компаньонов фирмы? — спрашивает его секретарь.
— Вы знаете. — говорит мужчина. — я как-то больше доверяю деловой хватке человека.сумевшего пролезть в ТАКУЮ тесную компанию.
Евгений
Рейтинг: 104491
00
2017-12-18 20:41:24
Евгений
Рейтинг: 104491
00
2017-12-18 20:43:44
КАКОЙ НАШ ЯЗЫК! ОН ВСЁ СТЕРПИТ. ДАЖЕ ПАСУДПАМОЙКУ!
00
2017-12-18 21:57:24
КАКОЙ НАШ ЯЗЫК! ОН ВСЁ СТЕРПИТ. ДАЖЕ ПАСУДПАМОЙКУ!
Да, русский всё стерпит. Скажите спасибо, что глагол написан слитно, а то бы вышла математическая неувязочка на летнем кафе
Евгений
Рейтинг: 104491
00
2017-12-18 20:46:02
НУ УЖ ОЧЕНЬ ПАССИВНЫЙ СУДЬЯ!
Евгений
Рейтинг: 104491
00
2017-12-18 20:46:59
КАКОЙ ФИЛОСОФ ПРОПАДАЕТ!!!
Евгений
Рейтинг: 104491
00
2017-12-18 20:47:34
00
2017-12-19 07:27:36
Подумаешь, мы такое под куполом делаем…
00
2017-12-19 15:54:25
Подумаешь, мы такое под куполом делаем…
Интересует что вы в кабаре делаете
00
2017-12-19 18:50:38
Интересует что вы в кабаре делаете
TCS — театрально-цирковые шоу
Shirli-Myrli
Рейтинг: 10773
00
2017-12-19 03:05:11
Если приятно посмотреть и есть за что, то почему бы и не пощупать…
Shirli-Myrli
Рейтинг: 10773
00
2017-12-19 03:05:32
Если женщина тебя ненавидит, то, значит, она тебя любила, любит или будет любить :)
Shirli-Myrli
Рейтинг: 10773
00
2017-12-19 03:10:49
Псевдо-хайку от Юли, философская:

Сидя в туалете
Не убить паучка
Убежавшего на длину вытянутой ноги
00
2017-12-19 07:22:25
Псевдо-хайку от Юли, философская:

Сидя в туалете
Не убить паучка
Убежавшего на длину вытянутой ноги
А куда паутинка ведет?
00
2017-12-19 10:03:57
А куда паутинка ведет?
Танюш,
Паутинка ведëт в уголок, на две длины вытянутой руки :)
Таня
Рейтинг: 81
00
2017-12-19 08:00:28
Лучше всего с психиатром с юмором… приятное с полезным (ни разу не встречала юморного гинеколога)…
00
2017-12-19 11:23:31
Лучше всего с психиатром с юмором… приятное с полезным (ни разу не встречала юморного гинеколога)…
Гинеколог заметил, что пришедшая на осмотр девушка очень напряжена, поэтому решил немного разрядить обстановку. Он показал ей свои руки в резиновых перчатках и сказал:
— Знаете, как делают эти перчатки? Где-то в Китае стоит огромная ванна с латексом и разновозрастные китайцы макают туда руки, обсыхают, стягивают готовые перчатки и бросают их в коробки с соответствующим размером!
Девушка только нахмурилась.
Через минуту гинекологической работы она вдруг как рассмеется! Врач спрашивает:
— Что смешного?
— Представляю себе, как делают презервативы…