Сейчас на сайте
Всего 149 (129 гостей и 20 пользователей)
Новые награды
  • Рейтинг 50
    АНАТОЛИЙ1 час назад
  • Рейтинг 20
    verba.bykova_vera1 час назад
  • Рейтинг 20
    armen1 час назад
  • Первые 2 отметки рейтинга
    Фаина1 час назад
  • Оценка 100 комментариев
    Lidiya13 часов назад
  • Рейтинг 20
    Victor13 часов назад
  • Рейтинг 20
    Maija13 часов назад
  • Оценка 25 комментариев
    Юлия19 часов назад
  • Рейтинг 100
    tagvit1 день назад
  • Первые 5 оценок комментариев
    Lyuda_bespalova1 день назад
  • Рейтинг 20
    stepnaysp1 день назад
  • Первые 5 комментариев
    nastiablok1 день назад
  • Первые 5 оценок комментариев
    Тамара1 день назад
  • Первые 5 оценок комментариев
    Ануш1 день назад
  • За открытость
    ru9ua1 день назад
  • Рейтинг 20
    Татьяна1 день назад
  • Рейтинг 20
    guliaf441 день назад
  • Рейтинг 20
    Надежда1 день назад
  • Рейтинг 20
    Pavel1 день назад
  • Рейтинг 20
    luanselm1 день назад

Выпуск №3482

Дети написали в классе диктант по Некрасову. Марья Ивановна читает оценки после проверки работ:
— Манечка — пять.
— Петечка — четыре.
— Вовочка — два! Мне нет дела, что ты записался в какой-то кружок по информатике! Во-первых — «Однажды в студеную зимнюю пору» пишется раздельно, во-вторых, перед «ру» точка не ставится.
80
Мне нравится8
Добавить в закладки
Назначить теги
2021-06-14 16:00:48
11507
255 комментариев
Lara
Рейтинг: 39608
00
2021-06-14 16:09:24

00
2021-06-14 16:12:03

00
2021-06-14 19:13:45

Lara, большое спасибо вам за теплые и нужные слова поддержки… ваша анкета не позволяет мне там  написать вам... 

00
2021-06-20 17:55:28

Lara, большое спасибо вам за теплые и нужные слова поддержки… ваша анкета не позволяет мне там  написать вам... 

Милая Танечка! Примите тепло моей души с искренними соболезнованиями. Я так хорошо понимаю тебя… недавно пережила то же самое… Светлая память мамочкам!.

00
2021-06-20 20:19:49

Милая Танечка! Примите тепло моей души с искренними соболезнованиями. Я так хорошо понимаю тебя… недавно пережила то же самое… Светлая память мамочкам!.

спасибо вам большое за сочувствие и понимание. тепло вашей души я действительно чувствую. спасибо всем добрым и замечательным людям.

00
2021-06-15 11:08:44

Смотрю это с утра, но все равно — прекрасно! Спасибо!

Lara
Рейтинг: 39608
00
2021-06-14 16:12:44

00
2021-06-14 16:50:59

А хочешь ты всего и сразу
Что б вес при этом не набрать
А то соседка — вот зараза
Червонец скинула опять!

00
2021-06-14 19:26:02 (отредактировано)

А хочешь ты всего и сразу
Что б вес при этом не набрать
А то соседка — вот зараза
Червонец скинула опять!

Соседка похудела? Как я рада.Устала от её косого взгляда.Ведь лишний вес мне не грозит,Хотя отменный аппетит.
00
2021-06-15 01:07:57
Соседка похудела? Как я рада.Устала от её косого взгляда.Ведь лишний вес мне не грозит,Хотя отменный аппетит.

00
2021-06-15 11:10:59
Соседка похудела? Как я рада.Устала от её косого взгляда.Ведь лишний вес мне не грозит,Хотя отменный аппетит.

Умница! — Кушай на здоровье! Моя бабуля говорила — что с удовольствием, все в пользу!

00
2021-06-20 18:06:09 (отредактировано)

А хочешь ты всего и сразу
Что б вес при этом не набрать
А то соседка — вот зараза
Червонец скинула опять!

Виктор, как я люблю твои литературные замечания!

Lara
Рейтинг: 39608
00
2021-06-14 16:13:15

00
2021-06-14 16:58:17

Корнеплод..

Lara
Рейтинг: 39608
00
2021-06-14 16:13:53

00
2021-06-14 17:08:44

Узнай как там оно лежало
Пока наркоз не отошёл
Смотрел я в гугле, но там мало
И я профессора привел.

Он посмотрел не добрым взглядом
И кишки принялся считать
Потом сложил их в центре рядом
И оскорбил чью то мать!

00
2021-06-15 11:13:45

Узнай как там оно лежало
Пока наркоз не отошёл
Смотрел я в гугле, но там мало
И я профессора привел.

Он посмотрел не добрым взглядом
И кишки принялся считать
Потом сложил их в центре рядом
И оскорбил чью то мать!

Ой, медицина — ужас, что такое: вроде бы смешно, но и страшновато (к себе примеряешь) 

00
2021-06-20 18:08:57

Пихай обратно! Само уляжется!..

Lara
Рейтинг: 39608
00
2021-06-14 16:14:44

00
2021-06-14 18:12:51

… МОЙ ПРИЯТЕЛЬ  получил совет -употреблять не виагру, а  БЕЛЫЕ ТЫКВЕННЫЕ СЕМЕЧКИ!!! УКРЕПЛЯЮТ ПОТЕНЦИЮ!!! В продаже были только… С МОРСКОЙ СОЛЬЮ !!!  В результате — дёсна опухли...  Он к врачам!!! Диагноз -парадонтоз !!!  УДАЛИЛИ 22 ЗДОРОВЫХ  ЗУБА!!! Сейчас голливудская улыбка стоимостью в миллион!!!  А ВСЁ НАЧАЛОСЬ С ЖЕЛАНИЯ УЛУЧШИТЬ КАЧЕСТВО ПОТЕНЦИИ

00
2021-06-14 20:46:04

… МОЙ ПРИЯТЕЛЬ  получил совет -употреблять не виагру, а  БЕЛЫЕ ТЫКВЕННЫЕ СЕМЕЧКИ!!! УКРЕПЛЯЮТ ПОТЕНЦИЮ!!! В продаже были только… С МОРСКОЙ СОЛЬЮ !!!  В результате — дёсна опухли...  Он к врачам!!! Диагноз -парадонтоз !!!  УДАЛИЛИ 22 ЗДОРОВЫХ  ЗУБА!!! Сейчас голливудская улыбка стоимостью в миллион!!!  А ВСЁ НАЧАЛОСЬ С ЖЕЛАНИЯ УЛУЧШИТЬ КАЧЕСТВО ПОТЕНЦИИ

У кого что болит))))
00
2021-06-14 21:15:54
У кого что болит))))

...Вы же картинку видели....  зуб выдрали вместе с яичками....  ВСЁ СВЯЗАНО....

00
2021-06-15 11:17:44

… МОЙ ПРИЯТЕЛЬ  получил совет -употреблять не виагру, а  БЕЛЫЕ ТЫКВЕННЫЕ СЕМЕЧКИ!!! УКРЕПЛЯЮТ ПОТЕНЦИЮ!!! В продаже были только… С МОРСКОЙ СОЛЬЮ !!!  В результате — дёсна опухли...  Он к врачам!!! Диагноз -парадонтоз !!!  УДАЛИЛИ 22 ЗДОРОВЫХ  ЗУБА!!! Сейчас голливудская улыбка стоимостью в миллион!!!  А ВСЁ НАЧАЛОСЬ С ЖЕЛАНИЯ УЛУЧШИТЬ КАЧЕСТВО ПОТЕНЦИИ

Вчера в аптеке  хотела пополнить свой запас корвалола, но молодой, да молодой человек передо мной так долго выбирал какая Виагра лучше, что я засомневалась, то ли лекарство нужнее людям...

Lara
Рейтинг: 39608
00
2021-06-14 16:19:20

00
2021-06-14 17:55:25


00
2021-06-15 11:19:32

Не мудрено! Красота неземная, аж сердце прихватило...

вовик
Рейтинг: 190338
00
2021-06-14 16:21:12

вовик
Рейтинг: 190338
00
2021-06-14 16:22:26

00
2021-06-15 01:44:38

Лучше одеть штаны!

А потом можно на всё ПОЛОЖИТЬ!!!

вовик
Рейтинг: 190338
00
2021-06-14 16:22:50

00
2021-06-15 11:21:19

Ну, вот, маленькие хитрости, пардон, лайфхаки, правильно говорю?

вовик
Рейтинг: 190338
00
2021-06-14 16:23:15

00
2021-06-14 17:52:38


00
2021-06-14 18:54:48

И у меня такой на стене висит. Время показывает точно.

00
2021-06-15 02:07:17

И у меня такой на стене висит. Время показывает точно.

Такой часы?

00
2021-06-15 16:22:44

Такой часы?

такой вид

Татьяна
Рейтинг: 34942
00
2021-06-14 16:23:47

вовик
Рейтинг: 190338
00
2021-06-14 16:23:53

00
2021-06-15 11:22:57

вовик
Рейтинг: 190338
00
2021-06-14 16:24:14

00
2021-06-14 20:49:08

Обнимайте малышей под любым предлогом, ведь от маленьких детей еще пахнет Богом!
00
2021-06-20 18:13:31

Это да!Вовик!!

вовик
Рейтинг: 190338
00
2021-06-14 16:24:42

00
2021-06-14 22:49:46

Ценный совет 

00
2021-06-15 01:49:15

Как это обрезать!!! А если он не мусульманин в крайнем случае иудей ( в смысле еврей)?11

00
2021-06-15 11:24:34

Возраст не есть гарантия!

Татьяна
Рейтинг: 34942
00
2021-06-14 16:24:46

Чугунный анекдот №11

00
2021-06-14 17:14:21

Чугунный анекдот №11

Лет через десять если я приду
Боюсь член увидеть встроенный в .....)

00
2021-06-14 20:50:18

Чугунный анекдот №11

И холодилька тож!
00
2021-06-15 01:50:15

Чугунный анекдот №11

Да не унитаз в задницу!!!

вовик
Рейтинг: 190338
00
2021-06-14 16:25:05

00
2021-06-14 23:04:04

Мало места!

00
2021-06-15 11:31:39

Бессовестные эгоисты!!!

Татьяна
Рейтинг: 34942
00
2021-06-14 16:25:12

Чугунный анекдот №9

00
2021-06-14 20:45:04

Чугунный анекдот №9

00
2021-06-14 20:51:54

Чугунный анекдот №9

Погоду на завтра, сксдуь послезавтра. Ждите и не парьтесь.
00
2021-06-15 01:51:25

Чугунный анекдот №9

А вы у Толи спрашивали?

вовик
Рейтинг: 190338
00
2021-06-14 16:25:30

00
2021-06-14 17:58:36

… он понял, НО ЖЕНЩИНА УЖЕ ПЕРЕДУМАЛА!!!

00
2021-06-14 18:11:23

… он понял, НО ЖЕНЩИНА УЖЕ ПЕРЕДУМАЛА!!!

И так всегда ...

Татьяна
Рейтинг: 34942
00
2021-06-14 16:25:41

Чугунный анекдот №8

вовик
Рейтинг: 190338
00
2021-06-14 16:25:56

вовик
Рейтинг: 190338
00
2021-06-14 16:26:18

00
2021-06-14 17:47:17

00
2021-06-14 23:07:44

И цена действительно 60 рублей?

00
2021-06-15 05:01:00

И цена действительно 60 рублей?

Вполне возможно, но не в моем регионе.

00
2021-06-15 11:32:28

Цена за штуку!

00
2021-06-15 11:49:06

Цена за штуку!

Или за погляд.
00
2021-06-14 23:06:48

вовик
Рейтинг: 190338
00
2021-06-14 16:26:38

00
2021-06-14 20:53:12

Надо делиться
00
2021-06-14 23:09:10

00
2021-06-15 06:27:07

Хорошо что зрачки не рассматривают!

вовик
Рейтинг: 190338
00
2021-06-14 16:27:01

Татьяна
Рейтинг: 34942
00
2021-06-14 16:28:38

Татьяна
Рейтинг: 34942
00
2021-06-14 16:29:42

Татьяна
Рейтинг: 34942
00
2021-06-14 16:31:28

Татьяна
Рейтинг: 34942
00
2021-06-14 16:43:02

Татьяна
Рейтинг: 34942
00
2021-06-14 17:00:52

Татьяна
Рейтинг: 34942
00
2021-06-14 17:03:02

Татьяна
Рейтинг: 34942
00
2021-06-14 17:04:19

00
2021-06-15 04:57:31

00
2021-06-15 11:34:27

А жизнь без счастья — что это за жизнь!

Tata
Рейтинг: 53937
00
2021-06-14 17:49:01

00
2021-06-14 17:49:36

00
2021-06-14 17:50:17

00
2021-06-14 17:50:49

00
2021-06-14 17:51:23

00
2021-06-14 17:52:17

00
2021-06-14 17:52:51

00
2021-06-15 02:00:18

Я бы назвал проще: бригада пидарасов!!!

00
2021-06-14 18:40:08 (отредактировано)

.

00
2021-06-14 19:21:04

.

00
2021-06-15 11:35:56

Наконец-то трезвая идея. К тому- же красиво...

00
2021-06-15 11:46:49

Наконец-то трезвая идея. К тому- же красиво...

Спасение утопающих — дело рук самих утопающих.

glory_48
Рейтинг: 22313
00
2021-06-14 17:49:06

ЛЕСНАЯ БАРЫНЯ

Катя забежала в избу радостная: — Бабуль, дедуль, а к нам на двор сова прилетела!

— Хоть бы валенки сняла, ишь сколь снегу нанесла, — проворчал дед Семён.

— Ой, деда! — воскликнула Катя, — А ты стихами заговорил!- Да ладно тебе, дед! — заступилась за внучку баба Уля, — Снег не грязь, растает. Айда-ка лучше сову поглядим, давно ведь не наведывалась ушастая.

Баба Уля накинула телогрейку, дед кряхтя поднялся и тоже вышел вместе со всеми на крыльцо. Стоял чудесный зимний день, новый год радостно и смело вступал в свои права январским морозцем, скрипучим под валенком снегом, ярким солнцем, отражающимся в тысячах льдинок, отчего весь двор сиял словно сказочное королевство и на душе было тоже ярко, радостно и чудесно.

— Смотрите, смотрите туда, — зашептала Катя, указывая на хлев. Прямо на коньке крыши сидела большая и важная сова. И как только она очутилась тут посреди белого дня, непонятно? Сова была рябая, желтоглазая и круглолицая, а на голове её торчали смешные ушки из перьев. Птица жмурилась от яркого дневного света и переминалась с лапки на лапку.

Баба Уля улыбнулась: — Чего ж ты, родимая, днём-то летаешь? Спать бы тебе надо, отдыхать. Давненько ты к нам не залетала. Чай с Новым годом прилетела поздравить. Сова глядела на бабу Улю, внимательно слушая её.

— Бабуль, а вы что же, знакомы с ней? — удивилась Катя.

— А то, — ответила баба Уля, — Уж не первый год она к нам повадилась летать. Поначалу-то мы удивлялись с дедом, ведь дикая птица, а ровно кошка ластится. А после попривыкли. Даже ждать стали, гадать, когда в следующий раз прилетит наша лесная барыня.

— А почему барыня? — А так раньше их звали, — сказал дед, — С уважением, значится, с почтением. Угости гостью, хозяйка.

Баба Уля ушла в избу и вынесла сове угощенье — кусочек мяса. — Пойдёмте в дом, — сказал дед, — Озяб я уже, да и гостья пусть полакомится. Баба Уля разлила по чашкам чай из трав и достала мёд и варенье. Горячий напиток согрел всех и настроение стало ещё лучше.

— Вот иные бают, мол, коли сова прилетит, это не к добру, то к пожару, а то и к смерти, — начал разговор разомлевший от тепла дед, — А я считаю, враньё это всё. Божья птица она, добрая. Сколь пользы от неё, мышей вон ловит. А ведь у нас в деревне случай был, когда сова не к смерти вовсе, а к новой жизни прилетала!

— Расскажи, деда, — обрадовалась Катюшка новой истории и забралась на стул с ногами, устроившись поудобнее, чтобы слушать очередной рассказ.

— Дело было так. Жила у нас в деревне семья, дак хотя чего жила? Она и сейчас живёт, точнее потомки её. Знаешь поди деда Ефима?

— У которого сливы вкусные растут? — наморщила лоб Катя.

— Он самый, — усмехнулся дед, — Так вот этого самого деда Ефима сова и принесла.

— Это как? Как аист?

— Кого аист, а кого и сова приносит, — хмыкнул дед, — А случилось вот что. Родители деда Ефима, Авдотья да Степан, бездетные были. Только поженились они, как война началась. Степан с войны вернулся застуженный, не получилось у их дитя. Авдотья сильно печалилась о том. И вот в один летний вечер, уж смеркалось, сидели они в избе, да услышали как на дворе стучит чего-то.

— Иди-ко, глянь, — сказал Степан Авдотье, — Никак пришёл кто.

Вышла Авдотья на крыльцо и видит сидит на нижней ступени сова, большая, рябая, глаза жёлтые сверкают. Испугалась Авдотья, дверь захлопнула и домой. Говорит мужу, мол, сова там прилетела, ой, не к добру это, знать помрёт кто-то из нас с тобой.

Но Степан войну прошёл и в бабьи приметы не верил, махнул рукой на жену: — Чего выдумываешь? Собирай на стол, ужинать станем. Да тут снова слышат стук, уже настойчивее стучат. Снова вышла Авдотья, снова сова сидит на ступени и стучит клювом по доске — тук да тук, а сама глазом косит на Авдотью и ведь не улетает, не боится даже. Авдотья её шуганула, лети, говорит, отсюда. А та отлетела чуть подальше, а сама снова сидит и глядит, глазами луп да луп. Да что ты станешь делать? — Да и пёс с тобой, сиди, коли хочешь, — плюнула Авдотья.

Вернулась Авдотья в дом, на стол собрала, сели ужинать, уже в дверь стучат! Да так настойчиво, прямо как человек бухает! Тут уже Степан не выдержал: — Пойду, — говорит, — Сам её прогоню. Ушёл, нет его. Пять минут нет, десять. Заволновалась Авдотья, вышла вслед за мужем и видит такую картину. Степан сову шугает, а она чуть отлетит, круг сделает и снова возвращается, да ещё ухает при этом, ровно как сказать что-то желает. Повернулся Степан к жене и говорит: — Может я и дурак, контузило меня, конечно, знатно на войне, да только могу поспорить, что эта ушастая за собой зовёт. Пойду-ка я и проверю. — Ты что? — перепугалась Авдотья, — А вдруг это смерть за тобой пришла? Не пущу! — Ещё чего, — рассердился Степан, — Болтаешь ерунду. Уж ежели пуля меня не взяла, так сова и подавно не съест. Иди в избу. — Ну уж нет, — говорит Авдотья, — Я уж тогда тоже пойду.

Ну и пошли они со двора. Они идут, а сова впереди летит. Чуть отлетит, сядет на дерево, ждёт, и всё ухает, да на разные лады, будто говорит что-то. — Охо-хо! Уху-ху! Так до леса они дошли, там ведь две улицы всего от них до леса, недалёко. А вдоль леса дорога шла просёлочная, та же, что и сейчас, только тогда похуже была, конечно. По дороге этой в город можно было добраться и в другие деревни, значит.

И тут сова как спикирует куда-то в траву и оттуда «Угу» да «Угу» бубнит. — Чего это она, а? — шепчет Авдотья, страшно ей до жути, будто снова война началась.

— Не знаю, — отвечает тихо Степан, — Пойду, гляну. Пошёл он в те кусты придорожные, наклонился, притих, да как закричит: — Мать, беги скорей сюда!

Подбегает Авдотья, а там в траве свёрток лежит, а из свёрточка личико махонькое — батюшки мои! Дитё! Оглянулись туда-сюда — нет никого вокруг. Покричали, позвали — тишина. Подняла Авдотья свёрточек, к груди прижала, закряхтел он жалобно, и слёзы у ей так и потекли. — Стёпушка, — шепчет, — Да как же ж так можно-то? Родное-то дитя… Да неужто выбросили? — Этого не знаю, — отвечает Степан, — А ты, мать, не о том думаешь, домой надо бежать, дитё-то замёрзло поди, кто знает сколь оно тут лежит уже.

Вечер-то хоть и летний был, а уже ближе к осени дело было, по ночам прохладно. Побежали они домой. Пришли в избу, развернули свёрточек, а там мальчонка, пуповина даже на месте, видать только родился. Пока охали да ахали, да воду грели, да к тётке Липе, повитухе местной, бегали за советами, уж и утро настало и ночь прошла. Наутро пошёл Степан к председателю, сообщил обо всём. Искали мать да так и не нашли. Кто знает, может это из городу подкинули, где теперь найти, время послевоенное, голодное, кто-то грех взял на душу — выбросил дитё родное.

Органы власти велели в дом малютки передавать мальчонку. — Не отдам! — отрезала Авдотья, — Мой он! Ну что же, так ещё лучше, оформили всё по закону и стал найдёныш Ефимом Степановичем. Счастье в дом пришло. Авдотья расцвела. Да и Степан ожил, воспрянул. Некогда теперь болеть да хандрить — сына надо поднимать! — А что это ты меня тогда «мать» позвал? — спросила как-то Авдотья у мужа, — Когда мы Фимушку-то нашли. — Да видать сердцем сказал, — отвечал Степан.

Но на этом история не закончилась. Сова та, что ты думаешь, ведь начала к ним летать, будто за дитём доглядывала, всё ли в порядке? — Ты смотри, — смеялась Авдотья, — Снова нянюшка наша прилетела, сидит на дворе. До того Степан с Авдотьей к ней привыкли и полюбили, что как родная она им стала, они её «крёстной» стали кликать. — И ведь как она сообразила к людям за помощью лететь? — дивилась Авдотья, — Да ещё к нам постучала. Совпаденье ли иль знала она про нашу беду… — Сова — птица мудрая, — отвечал Степан.

Время шло. Год пролетел. Лето снова наступило. Авдотья в огороде возилась, а Фимушка на траве сидел, играл. Ворота-то во двор распахнуты были, и забежала на двор собака чья-то, лохматая, чёрная, да кинулась с ходу к ребёнку. Бросилась на малого, за рубашонку схватила, и давай драть, из стороны в сторону мотать. Авдотья всё бросила, кинулась скорее к сыну, и видит — вдруг, откуда ни возьмись, сверху упало на собаку что-то, большое, рябое. Глядит Авдотья — да ведь это их сова! А та крыльями пса бьёт, клювом острым клюёт, шерсть и перья клочьями летят. Схватила тут тоже Авдотья вилы, замахнулась на пса, ударила черенком по боку, тот завизжал, да бежать. А сова на межу села, дрожит, словно отдышаться не может, урчит что-то на своём языке. Авдотья сына к груди прижала, осмотрела всего — цел ли? Сама ревёт. Не подоспей сова, разорвал бы пёс мальчонку.

Поклонилась Авдотья сове, и говорит: — Спасибо тебе, матушка-сова, Господь тебя к нам привёл! За всё тебе спасибо! А сова словно понимает, угукает в ответ, головой вертит. Так она к ним и летала, пока Ефимке семь годов не исполнилось. А опосля исчезла. — А почему, деда, так? — подала голос Катя, до того зачарованно слушавшая рассказ деда. — Кто знает, — ответил дед, — Только больше не видели они её. — А я так думаю, — сказала задумчиво баба Уля, — Ведь до семи лет ребёнок по-церковному как зовётся? Правильно — младенец. Он и на исповедь не ходит, безгрешен потому что. А после-то, как семь лет исполнится — всё. Считай, во взрослую жизнь вступил. Уже отрок. Вот сова-то та может и была ему как за Ангела -Хранителя? Может это Ангел его и был в образе совы? — Всё может быть, — ответил дед Семён, — Теперь уже давно нет ни Авдотьи ни Степана, Царствие им Небесное. А память человеческая жива. Многое она помнит, да детям и внукам пересказывает. Так то…

Автор: Елена Воздвиженская

00
2021-06-14 18:24:35

ЛЕСНАЯ БАРЫНЯ

Катя забежала в избу радостная: — Бабуль, дедуль, а к нам на двор сова прилетела!

— Хоть бы валенки сняла, ишь сколь снегу нанесла, — проворчал дед Семён.

— Ой, деда! — воскликнула Катя, — А ты стихами заговорил!- Да ладно тебе, дед! — заступилась за внучку баба Уля, — Снег не грязь, растает. Айда-ка лучше сову поглядим, давно ведь не наведывалась ушастая.

Баба Уля накинула телогрейку, дед кряхтя поднялся и тоже вышел вместе со всеми на крыльцо. Стоял чудесный зимний день, новый год радостно и смело вступал в свои права январским морозцем, скрипучим под валенком снегом, ярким солнцем, отражающимся в тысячах льдинок, отчего весь двор сиял словно сказочное королевство и на душе было тоже ярко, радостно и чудесно.

— Смотрите, смотрите туда, — зашептала Катя, указывая на хлев. Прямо на коньке крыши сидела большая и важная сова. И как только она очутилась тут посреди белого дня, непонятно? Сова была рябая, желтоглазая и круглолицая, а на голове её торчали смешные ушки из перьев. Птица жмурилась от яркого дневного света и переминалась с лапки на лапку.

Баба Уля улыбнулась: — Чего ж ты, родимая, днём-то летаешь? Спать бы тебе надо, отдыхать. Давненько ты к нам не залетала. Чай с Новым годом прилетела поздравить. Сова глядела на бабу Улю, внимательно слушая её.

— Бабуль, а вы что же, знакомы с ней? — удивилась Катя.

— А то, — ответила баба Уля, — Уж не первый год она к нам повадилась летать. Поначалу-то мы удивлялись с дедом, ведь дикая птица, а ровно кошка ластится. А после попривыкли. Даже ждать стали, гадать, когда в следующий раз прилетит наша лесная барыня.

— А почему барыня? — А так раньше их звали, — сказал дед, — С уважением, значится, с почтением. Угости гостью, хозяйка.

Баба Уля ушла в избу и вынесла сове угощенье — кусочек мяса. — Пойдёмте в дом, — сказал дед, — Озяб я уже, да и гостья пусть полакомится. Баба Уля разлила по чашкам чай из трав и достала мёд и варенье. Горячий напиток согрел всех и настроение стало ещё лучше.

— Вот иные бают, мол, коли сова прилетит, это не к добру, то к пожару, а то и к смерти, — начал разговор разомлевший от тепла дед, — А я считаю, враньё это всё. Божья птица она, добрая. Сколь пользы от неё, мышей вон ловит. А ведь у нас в деревне случай был, когда сова не к смерти вовсе, а к новой жизни прилетала!

— Расскажи, деда, — обрадовалась Катюшка новой истории и забралась на стул с ногами, устроившись поудобнее, чтобы слушать очередной рассказ.

— Дело было так. Жила у нас в деревне семья, дак хотя чего жила? Она и сейчас живёт, точнее потомки её. Знаешь поди деда Ефима?

— У которого сливы вкусные растут? — наморщила лоб Катя.

— Он самый, — усмехнулся дед, — Так вот этого самого деда Ефима сова и принесла.

— Это как? Как аист?

— Кого аист, а кого и сова приносит, — хмыкнул дед, — А случилось вот что. Родители деда Ефима, Авдотья да Степан, бездетные были. Только поженились они, как война началась. Степан с войны вернулся застуженный, не получилось у их дитя. Авдотья сильно печалилась о том. И вот в один летний вечер, уж смеркалось, сидели они в избе, да услышали как на дворе стучит чего-то.

— Иди-ко, глянь, — сказал Степан Авдотье, — Никак пришёл кто.

Вышла Авдотья на крыльцо и видит сидит на нижней ступени сова, большая, рябая, глаза жёлтые сверкают. Испугалась Авдотья, дверь захлопнула и домой. Говорит мужу, мол, сова там прилетела, ой, не к добру это, знать помрёт кто-то из нас с тобой.

Но Степан войну прошёл и в бабьи приметы не верил, махнул рукой на жену: — Чего выдумываешь? Собирай на стол, ужинать станем. Да тут снова слышат стук, уже настойчивее стучат. Снова вышла Авдотья, снова сова сидит на ступени и стучит клювом по доске — тук да тук, а сама глазом косит на Авдотью и ведь не улетает, не боится даже. Авдотья её шуганула, лети, говорит, отсюда. А та отлетела чуть подальше, а сама снова сидит и глядит, глазами луп да луп. Да что ты станешь делать? — Да и пёс с тобой, сиди, коли хочешь, — плюнула Авдотья.

Вернулась Авдотья в дом, на стол собрала, сели ужинать, уже в дверь стучат! Да так настойчиво, прямо как человек бухает! Тут уже Степан не выдержал: — Пойду, — говорит, — Сам её прогоню. Ушёл, нет его. Пять минут нет, десять. Заволновалась Авдотья, вышла вслед за мужем и видит такую картину. Степан сову шугает, а она чуть отлетит, круг сделает и снова возвращается, да ещё ухает при этом, ровно как сказать что-то желает. Повернулся Степан к жене и говорит: — Может я и дурак, контузило меня, конечно, знатно на войне, да только могу поспорить, что эта ушастая за собой зовёт. Пойду-ка я и проверю. — Ты что? — перепугалась Авдотья, — А вдруг это смерть за тобой пришла? Не пущу! — Ещё чего, — рассердился Степан, — Болтаешь ерунду. Уж ежели пуля меня не взяла, так сова и подавно не съест. Иди в избу. — Ну уж нет, — говорит Авдотья, — Я уж тогда тоже пойду.

Ну и пошли они со двора. Они идут, а сова впереди летит. Чуть отлетит, сядет на дерево, ждёт, и всё ухает, да на разные лады, будто говорит что-то. — Охо-хо! Уху-ху! Так до леса они дошли, там ведь две улицы всего от них до леса, недалёко. А вдоль леса дорога шла просёлочная, та же, что и сейчас, только тогда похуже была, конечно. По дороге этой в город можно было добраться и в другие деревни, значит.

И тут сова как спикирует куда-то в траву и оттуда «Угу» да «Угу» бубнит. — Чего это она, а? — шепчет Авдотья, страшно ей до жути, будто снова война началась.

— Не знаю, — отвечает тихо Степан, — Пойду, гляну. Пошёл он в те кусты придорожные, наклонился, притих, да как закричит: — Мать, беги скорей сюда!

Подбегает Авдотья, а там в траве свёрток лежит, а из свёрточка личико махонькое — батюшки мои! Дитё! Оглянулись туда-сюда — нет никого вокруг. Покричали, позвали — тишина. Подняла Авдотья свёрточек, к груди прижала, закряхтел он жалобно, и слёзы у ей так и потекли. — Стёпушка, — шепчет, — Да как же ж так можно-то? Родное-то дитя… Да неужто выбросили? — Этого не знаю, — отвечает Степан, — А ты, мать, не о том думаешь, домой надо бежать, дитё-то замёрзло поди, кто знает сколь оно тут лежит уже.

Вечер-то хоть и летний был, а уже ближе к осени дело было, по ночам прохладно. Побежали они домой. Пришли в избу, развернули свёрточек, а там мальчонка, пуповина даже на месте, видать только родился. Пока охали да ахали, да воду грели, да к тётке Липе, повитухе местной, бегали за советами, уж и утро настало и ночь прошла. Наутро пошёл Степан к председателю, сообщил обо всём. Искали мать да так и не нашли. Кто знает, может это из городу подкинули, где теперь найти, время послевоенное, голодное, кто-то грех взял на душу — выбросил дитё родное.

Органы власти велели в дом малютки передавать мальчонку. — Не отдам! — отрезала Авдотья, — Мой он! Ну что же, так ещё лучше, оформили всё по закону и стал найдёныш Ефимом Степановичем. Счастье в дом пришло. Авдотья расцвела. Да и Степан ожил, воспрянул. Некогда теперь болеть да хандрить — сына надо поднимать! — А что это ты меня тогда «мать» позвал? — спросила как-то Авдотья у мужа, — Когда мы Фимушку-то нашли. — Да видать сердцем сказал, — отвечал Степан.

Но на этом история не закончилась. Сова та, что ты думаешь, ведь начала к ним летать, будто за дитём доглядывала, всё ли в порядке? — Ты смотри, — смеялась Авдотья, — Снова нянюшка наша прилетела, сидит на дворе. До того Степан с Авдотьей к ней привыкли и полюбили, что как родная она им стала, они её «крёстной» стали кликать. — И ведь как она сообразила к людям за помощью лететь? — дивилась Авдотья, — Да ещё к нам постучала. Совпаденье ли иль знала она про нашу беду… — Сова — птица мудрая, — отвечал Степан.

Время шло. Год пролетел. Лето снова наступило. Авдотья в огороде возилась, а Фимушка на траве сидел, играл. Ворота-то во двор распахнуты были, и забежала на двор собака чья-то, лохматая, чёрная, да кинулась с ходу к ребёнку. Бросилась на малого, за рубашонку схватила, и давай драть, из стороны в сторону мотать. Авдотья всё бросила, кинулась скорее к сыну, и видит — вдруг, откуда ни возьмись, сверху упало на собаку что-то, большое, рябое. Глядит Авдотья — да ведь это их сова! А та крыльями пса бьёт, клювом острым клюёт, шерсть и перья клочьями летят. Схватила тут тоже Авдотья вилы, замахнулась на пса, ударила черенком по боку, тот завизжал, да бежать. А сова на межу села, дрожит, словно отдышаться не может, урчит что-то на своём языке. Авдотья сына к груди прижала, осмотрела всего — цел ли? Сама ревёт. Не подоспей сова, разорвал бы пёс мальчонку.

Поклонилась Авдотья сове, и говорит: — Спасибо тебе, матушка-сова, Господь тебя к нам привёл! За всё тебе спасибо! А сова словно понимает, угукает в ответ, головой вертит. Так она к ним и летала, пока Ефимке семь годов не исполнилось. А опосля исчезла. — А почему, деда, так? — подала голос Катя, до того зачарованно слушавшая рассказ деда. — Кто знает, — ответил дед, — Только больше не видели они её. — А я так думаю, — сказала задумчиво баба Уля, — Ведь до семи лет ребёнок по-церковному как зовётся? Правильно — младенец. Он и на исповедь не ходит, безгрешен потому что. А после-то, как семь лет исполнится — всё. Считай, во взрослую жизнь вступил. Уже отрок. Вот сова-то та может и была ему как за Ангела -Хранителя? Может это Ангел его и был в образе совы? — Всё может быть, — ответил дед Семён, — Теперь уже давно нет ни Авдотьи ни Степана, Царствие им Небесное. А память человеческая жива. Многое она помнит, да детям и внукам пересказывает. Так то…

Автор: Елена Воздвиженская

00
2021-06-14 18:27:17


00
2021-06-14 20:17:26

ЛЕСНАЯ БАРЫНЯ

Катя забежала в избу радостная: — Бабуль, дедуль, а к нам на двор сова прилетела!

— Хоть бы валенки сняла, ишь сколь снегу нанесла, — проворчал дед Семён.

— Ой, деда! — воскликнула Катя, — А ты стихами заговорил!- Да ладно тебе, дед! — заступилась за внучку баба Уля, — Снег не грязь, растает. Айда-ка лучше сову поглядим, давно ведь не наведывалась ушастая.

Баба Уля накинула телогрейку, дед кряхтя поднялся и тоже вышел вместе со всеми на крыльцо. Стоял чудесный зимний день, новый год радостно и смело вступал в свои права январским морозцем, скрипучим под валенком снегом, ярким солнцем, отражающимся в тысячах льдинок, отчего весь двор сиял словно сказочное королевство и на душе было тоже ярко, радостно и чудесно.

— Смотрите, смотрите туда, — зашептала Катя, указывая на хлев. Прямо на коньке крыши сидела большая и важная сова. И как только она очутилась тут посреди белого дня, непонятно? Сова была рябая, желтоглазая и круглолицая, а на голове её торчали смешные ушки из перьев. Птица жмурилась от яркого дневного света и переминалась с лапки на лапку.

Баба Уля улыбнулась: — Чего ж ты, родимая, днём-то летаешь? Спать бы тебе надо, отдыхать. Давненько ты к нам не залетала. Чай с Новым годом прилетела поздравить. Сова глядела на бабу Улю, внимательно слушая её.

— Бабуль, а вы что же, знакомы с ней? — удивилась Катя.

— А то, — ответила баба Уля, — Уж не первый год она к нам повадилась летать. Поначалу-то мы удивлялись с дедом, ведь дикая птица, а ровно кошка ластится. А после попривыкли. Даже ждать стали, гадать, когда в следующий раз прилетит наша лесная барыня.

— А почему барыня? — А так раньше их звали, — сказал дед, — С уважением, значится, с почтением. Угости гостью, хозяйка.

Баба Уля ушла в избу и вынесла сове угощенье — кусочек мяса. — Пойдёмте в дом, — сказал дед, — Озяб я уже, да и гостья пусть полакомится. Баба Уля разлила по чашкам чай из трав и достала мёд и варенье. Горячий напиток согрел всех и настроение стало ещё лучше.

— Вот иные бают, мол, коли сова прилетит, это не к добру, то к пожару, а то и к смерти, — начал разговор разомлевший от тепла дед, — А я считаю, враньё это всё. Божья птица она, добрая. Сколь пользы от неё, мышей вон ловит. А ведь у нас в деревне случай был, когда сова не к смерти вовсе, а к новой жизни прилетала!

— Расскажи, деда, — обрадовалась Катюшка новой истории и забралась на стул с ногами, устроившись поудобнее, чтобы слушать очередной рассказ.

— Дело было так. Жила у нас в деревне семья, дак хотя чего жила? Она и сейчас живёт, точнее потомки её. Знаешь поди деда Ефима?

— У которого сливы вкусные растут? — наморщила лоб Катя.

— Он самый, — усмехнулся дед, — Так вот этого самого деда Ефима сова и принесла.

— Это как? Как аист?

— Кого аист, а кого и сова приносит, — хмыкнул дед, — А случилось вот что. Родители деда Ефима, Авдотья да Степан, бездетные были. Только поженились они, как война началась. Степан с войны вернулся застуженный, не получилось у их дитя. Авдотья сильно печалилась о том. И вот в один летний вечер, уж смеркалось, сидели они в избе, да услышали как на дворе стучит чего-то.

— Иди-ко, глянь, — сказал Степан Авдотье, — Никак пришёл кто.

Вышла Авдотья на крыльцо и видит сидит на нижней ступени сова, большая, рябая, глаза жёлтые сверкают. Испугалась Авдотья, дверь захлопнула и домой. Говорит мужу, мол, сова там прилетела, ой, не к добру это, знать помрёт кто-то из нас с тобой.

Но Степан войну прошёл и в бабьи приметы не верил, махнул рукой на жену: — Чего выдумываешь? Собирай на стол, ужинать станем. Да тут снова слышат стук, уже настойчивее стучат. Снова вышла Авдотья, снова сова сидит на ступени и стучит клювом по доске — тук да тук, а сама глазом косит на Авдотью и ведь не улетает, не боится даже. Авдотья её шуганула, лети, говорит, отсюда. А та отлетела чуть подальше, а сама снова сидит и глядит, глазами луп да луп. Да что ты станешь делать? — Да и пёс с тобой, сиди, коли хочешь, — плюнула Авдотья.

Вернулась Авдотья в дом, на стол собрала, сели ужинать, уже в дверь стучат! Да так настойчиво, прямо как человек бухает! Тут уже Степан не выдержал: — Пойду, — говорит, — Сам её прогоню. Ушёл, нет его. Пять минут нет, десять. Заволновалась Авдотья, вышла вслед за мужем и видит такую картину. Степан сову шугает, а она чуть отлетит, круг сделает и снова возвращается, да ещё ухает при этом, ровно как сказать что-то желает. Повернулся Степан к жене и говорит: — Может я и дурак, контузило меня, конечно, знатно на войне, да только могу поспорить, что эта ушастая за собой зовёт. Пойду-ка я и проверю. — Ты что? — перепугалась Авдотья, — А вдруг это смерть за тобой пришла? Не пущу! — Ещё чего, — рассердился Степан, — Болтаешь ерунду. Уж ежели пуля меня не взяла, так сова и подавно не съест. Иди в избу. — Ну уж нет, — говорит Авдотья, — Я уж тогда тоже пойду.

Ну и пошли они со двора. Они идут, а сова впереди летит. Чуть отлетит, сядет на дерево, ждёт, и всё ухает, да на разные лады, будто говорит что-то. — Охо-хо! Уху-ху! Так до леса они дошли, там ведь две улицы всего от них до леса, недалёко. А вдоль леса дорога шла просёлочная, та же, что и сейчас, только тогда похуже была, конечно. По дороге этой в город можно было добраться и в другие деревни, значит.

И тут сова как спикирует куда-то в траву и оттуда «Угу» да «Угу» бубнит. — Чего это она, а? — шепчет Авдотья, страшно ей до жути, будто снова война началась.

— Не знаю, — отвечает тихо Степан, — Пойду, гляну. Пошёл он в те кусты придорожные, наклонился, притих, да как закричит: — Мать, беги скорей сюда!

Подбегает Авдотья, а там в траве свёрток лежит, а из свёрточка личико махонькое — батюшки мои! Дитё! Оглянулись туда-сюда — нет никого вокруг. Покричали, позвали — тишина. Подняла Авдотья свёрточек, к груди прижала, закряхтел он жалобно, и слёзы у ей так и потекли. — Стёпушка, — шепчет, — Да как же ж так можно-то? Родное-то дитя… Да неужто выбросили? — Этого не знаю, — отвечает Степан, — А ты, мать, не о том думаешь, домой надо бежать, дитё-то замёрзло поди, кто знает сколь оно тут лежит уже.

Вечер-то хоть и летний был, а уже ближе к осени дело было, по ночам прохладно. Побежали они домой. Пришли в избу, развернули свёрточек, а там мальчонка, пуповина даже на месте, видать только родился. Пока охали да ахали, да воду грели, да к тётке Липе, повитухе местной, бегали за советами, уж и утро настало и ночь прошла. Наутро пошёл Степан к председателю, сообщил обо всём. Искали мать да так и не нашли. Кто знает, может это из городу подкинули, где теперь найти, время послевоенное, голодное, кто-то грех взял на душу — выбросил дитё родное.

Органы власти велели в дом малютки передавать мальчонку. — Не отдам! — отрезала Авдотья, — Мой он! Ну что же, так ещё лучше, оформили всё по закону и стал найдёныш Ефимом Степановичем. Счастье в дом пришло. Авдотья расцвела. Да и Степан ожил, воспрянул. Некогда теперь болеть да хандрить — сына надо поднимать! — А что это ты меня тогда «мать» позвал? — спросила как-то Авдотья у мужа, — Когда мы Фимушку-то нашли. — Да видать сердцем сказал, — отвечал Степан.

Но на этом история не закончилась. Сова та, что ты думаешь, ведь начала к ним летать, будто за дитём доглядывала, всё ли в порядке? — Ты смотри, — смеялась Авдотья, — Снова нянюшка наша прилетела, сидит на дворе. До того Степан с Авдотьей к ней привыкли и полюбили, что как родная она им стала, они её «крёстной» стали кликать. — И ведь как она сообразила к людям за помощью лететь? — дивилась Авдотья, — Да ещё к нам постучала. Совпаденье ли иль знала она про нашу беду… — Сова — птица мудрая, — отвечал Степан.

Время шло. Год пролетел. Лето снова наступило. Авдотья в огороде возилась, а Фимушка на траве сидел, играл. Ворота-то во двор распахнуты были, и забежала на двор собака чья-то, лохматая, чёрная, да кинулась с ходу к ребёнку. Бросилась на малого, за рубашонку схватила, и давай драть, из стороны в сторону мотать. Авдотья всё бросила, кинулась скорее к сыну, и видит — вдруг, откуда ни возьмись, сверху упало на собаку что-то, большое, рябое. Глядит Авдотья — да ведь это их сова! А та крыльями пса бьёт, клювом острым клюёт, шерсть и перья клочьями летят. Схватила тут тоже Авдотья вилы, замахнулась на пса, ударила черенком по боку, тот завизжал, да бежать. А сова на межу села, дрожит, словно отдышаться не может, урчит что-то на своём языке. Авдотья сына к груди прижала, осмотрела всего — цел ли? Сама ревёт. Не подоспей сова, разорвал бы пёс мальчонку.

Поклонилась Авдотья сове, и говорит: — Спасибо тебе, матушка-сова, Господь тебя к нам привёл! За всё тебе спасибо! А сова словно понимает, угукает в ответ, головой вертит. Так она к ним и летала, пока Ефимке семь годов не исполнилось. А опосля исчезла. — А почему, деда, так? — подала голос Катя, до того зачарованно слушавшая рассказ деда. — Кто знает, — ответил дед, — Только больше не видели они её. — А я так думаю, — сказала задумчиво баба Уля, — Ведь до семи лет ребёнок по-церковному как зовётся? Правильно — младенец. Он и на исповедь не ходит, безгрешен потому что. А после-то, как семь лет исполнится — всё. Считай, во взрослую жизнь вступил. Уже отрок. Вот сова-то та может и была ему как за Ангела -Хранителя? Может это Ангел его и был в образе совы? — Всё может быть, — ответил дед Семён, — Теперь уже давно нет ни Авдотьи ни Степана, Царствие им Небесное. А память человеческая жива. Многое она помнит, да детям и внукам пересказывает. Так то…

Автор: Елена Воздвиженская

Красивый и добрый рассказ Спасибо.

00
2021-06-14 21:42:44

Красивый и добрый рассказ Спасибо.

Спасибо, мне тоже очень понравился. Опубликовала не взирая на то, что длинный

00
2021-06-14 20:51:19

ЛЕСНАЯ БАРЫНЯ

Катя забежала в избу радостная: — Бабуль, дедуль, а к нам на двор сова прилетела!

— Хоть бы валенки сняла, ишь сколь снегу нанесла, — проворчал дед Семён.

— Ой, деда! — воскликнула Катя, — А ты стихами заговорил!- Да ладно тебе, дед! — заступилась за внучку баба Уля, — Снег не грязь, растает. Айда-ка лучше сову поглядим, давно ведь не наведывалась ушастая.

Баба Уля накинула телогрейку, дед кряхтя поднялся и тоже вышел вместе со всеми на крыльцо. Стоял чудесный зимний день, новый год радостно и смело вступал в свои права январским морозцем, скрипучим под валенком снегом, ярким солнцем, отражающимся в тысячах льдинок, отчего весь двор сиял словно сказочное королевство и на душе было тоже ярко, радостно и чудесно.

— Смотрите, смотрите туда, — зашептала Катя, указывая на хлев. Прямо на коньке крыши сидела большая и важная сова. И как только она очутилась тут посреди белого дня, непонятно? Сова была рябая, желтоглазая и круглолицая, а на голове её торчали смешные ушки из перьев. Птица жмурилась от яркого дневного света и переминалась с лапки на лапку.

Баба Уля улыбнулась: — Чего ж ты, родимая, днём-то летаешь? Спать бы тебе надо, отдыхать. Давненько ты к нам не залетала. Чай с Новым годом прилетела поздравить. Сова глядела на бабу Улю, внимательно слушая её.

— Бабуль, а вы что же, знакомы с ней? — удивилась Катя.

— А то, — ответила баба Уля, — Уж не первый год она к нам повадилась летать. Поначалу-то мы удивлялись с дедом, ведь дикая птица, а ровно кошка ластится. А после попривыкли. Даже ждать стали, гадать, когда в следующий раз прилетит наша лесная барыня.

— А почему барыня? — А так раньше их звали, — сказал дед, — С уважением, значится, с почтением. Угости гостью, хозяйка.

Баба Уля ушла в избу и вынесла сове угощенье — кусочек мяса. — Пойдёмте в дом, — сказал дед, — Озяб я уже, да и гостья пусть полакомится. Баба Уля разлила по чашкам чай из трав и достала мёд и варенье. Горячий напиток согрел всех и настроение стало ещё лучше.

— Вот иные бают, мол, коли сова прилетит, это не к добру, то к пожару, а то и к смерти, — начал разговор разомлевший от тепла дед, — А я считаю, враньё это всё. Божья птица она, добрая. Сколь пользы от неё, мышей вон ловит. А ведь у нас в деревне случай был, когда сова не к смерти вовсе, а к новой жизни прилетала!

— Расскажи, деда, — обрадовалась Катюшка новой истории и забралась на стул с ногами, устроившись поудобнее, чтобы слушать очередной рассказ.

— Дело было так. Жила у нас в деревне семья, дак хотя чего жила? Она и сейчас живёт, точнее потомки её. Знаешь поди деда Ефима?

— У которого сливы вкусные растут? — наморщила лоб Катя.

— Он самый, — усмехнулся дед, — Так вот этого самого деда Ефима сова и принесла.

— Это как? Как аист?

— Кого аист, а кого и сова приносит, — хмыкнул дед, — А случилось вот что. Родители деда Ефима, Авдотья да Степан, бездетные были. Только поженились они, как война началась. Степан с войны вернулся застуженный, не получилось у их дитя. Авдотья сильно печалилась о том. И вот в один летний вечер, уж смеркалось, сидели они в избе, да услышали как на дворе стучит чего-то.

— Иди-ко, глянь, — сказал Степан Авдотье, — Никак пришёл кто.

Вышла Авдотья на крыльцо и видит сидит на нижней ступени сова, большая, рябая, глаза жёлтые сверкают. Испугалась Авдотья, дверь захлопнула и домой. Говорит мужу, мол, сова там прилетела, ой, не к добру это, знать помрёт кто-то из нас с тобой.

Но Степан войну прошёл и в бабьи приметы не верил, махнул рукой на жену: — Чего выдумываешь? Собирай на стол, ужинать станем. Да тут снова слышат стук, уже настойчивее стучат. Снова вышла Авдотья, снова сова сидит на ступени и стучит клювом по доске — тук да тук, а сама глазом косит на Авдотью и ведь не улетает, не боится даже. Авдотья её шуганула, лети, говорит, отсюда. А та отлетела чуть подальше, а сама снова сидит и глядит, глазами луп да луп. Да что ты станешь делать? — Да и пёс с тобой, сиди, коли хочешь, — плюнула Авдотья.

Вернулась Авдотья в дом, на стол собрала, сели ужинать, уже в дверь стучат! Да так настойчиво, прямо как человек бухает! Тут уже Степан не выдержал: — Пойду, — говорит, — Сам её прогоню. Ушёл, нет его. Пять минут нет, десять. Заволновалась Авдотья, вышла вслед за мужем и видит такую картину. Степан сову шугает, а она чуть отлетит, круг сделает и снова возвращается, да ещё ухает при этом, ровно как сказать что-то желает. Повернулся Степан к жене и говорит: — Может я и дурак, контузило меня, конечно, знатно на войне, да только могу поспорить, что эта ушастая за собой зовёт. Пойду-ка я и проверю. — Ты что? — перепугалась Авдотья, — А вдруг это смерть за тобой пришла? Не пущу! — Ещё чего, — рассердился Степан, — Болтаешь ерунду. Уж ежели пуля меня не взяла, так сова и подавно не съест. Иди в избу. — Ну уж нет, — говорит Авдотья, — Я уж тогда тоже пойду.

Ну и пошли они со двора. Они идут, а сова впереди летит. Чуть отлетит, сядет на дерево, ждёт, и всё ухает, да на разные лады, будто говорит что-то. — Охо-хо! Уху-ху! Так до леса они дошли, там ведь две улицы всего от них до леса, недалёко. А вдоль леса дорога шла просёлочная, та же, что и сейчас, только тогда похуже была, конечно. По дороге этой в город можно было добраться и в другие деревни, значит.

И тут сова как спикирует куда-то в траву и оттуда «Угу» да «Угу» бубнит. — Чего это она, а? — шепчет Авдотья, страшно ей до жути, будто снова война началась.

— Не знаю, — отвечает тихо Степан, — Пойду, гляну. Пошёл он в те кусты придорожные, наклонился, притих, да как закричит: — Мать, беги скорей сюда!

Подбегает Авдотья, а там в траве свёрток лежит, а из свёрточка личико махонькое — батюшки мои! Дитё! Оглянулись туда-сюда — нет никого вокруг. Покричали, позвали — тишина. Подняла Авдотья свёрточек, к груди прижала, закряхтел он жалобно, и слёзы у ей так и потекли. — Стёпушка, — шепчет, — Да как же ж так можно-то? Родное-то дитя… Да неужто выбросили? — Этого не знаю, — отвечает Степан, — А ты, мать, не о том думаешь, домой надо бежать, дитё-то замёрзло поди, кто знает сколь оно тут лежит уже.

Вечер-то хоть и летний был, а уже ближе к осени дело было, по ночам прохладно. Побежали они домой. Пришли в избу, развернули свёрточек, а там мальчонка, пуповина даже на месте, видать только родился. Пока охали да ахали, да воду грели, да к тётке Липе, повитухе местной, бегали за советами, уж и утро настало и ночь прошла. Наутро пошёл Степан к председателю, сообщил обо всём. Искали мать да так и не нашли. Кто знает, может это из городу подкинули, где теперь найти, время послевоенное, голодное, кто-то грех взял на душу — выбросил дитё родное.

Органы власти велели в дом малютки передавать мальчонку. — Не отдам! — отрезала Авдотья, — Мой он! Ну что же, так ещё лучше, оформили всё по закону и стал найдёныш Ефимом Степановичем. Счастье в дом пришло. Авдотья расцвела. Да и Степан ожил, воспрянул. Некогда теперь болеть да хандрить — сына надо поднимать! — А что это ты меня тогда «мать» позвал? — спросила как-то Авдотья у мужа, — Когда мы Фимушку-то нашли. — Да видать сердцем сказал, — отвечал Степан.

Но на этом история не закончилась. Сова та, что ты думаешь, ведь начала к ним летать, будто за дитём доглядывала, всё ли в порядке? — Ты смотри, — смеялась Авдотья, — Снова нянюшка наша прилетела, сидит на дворе. До того Степан с Авдотьей к ней привыкли и полюбили, что как родная она им стала, они её «крёстной» стали кликать. — И ведь как она сообразила к людям за помощью лететь? — дивилась Авдотья, — Да ещё к нам постучала. Совпаденье ли иль знала она про нашу беду… — Сова — птица мудрая, — отвечал Степан.

Время шло. Год пролетел. Лето снова наступило. Авдотья в огороде возилась, а Фимушка на траве сидел, играл. Ворота-то во двор распахнуты были, и забежала на двор собака чья-то, лохматая, чёрная, да кинулась с ходу к ребёнку. Бросилась на малого, за рубашонку схватила, и давай драть, из стороны в сторону мотать. Авдотья всё бросила, кинулась скорее к сыну, и видит — вдруг, откуда ни возьмись, сверху упало на собаку что-то, большое, рябое. Глядит Авдотья — да ведь это их сова! А та крыльями пса бьёт, клювом острым клюёт, шерсть и перья клочьями летят. Схватила тут тоже Авдотья вилы, замахнулась на пса, ударила черенком по боку, тот завизжал, да бежать. А сова на межу села, дрожит, словно отдышаться не может, урчит что-то на своём языке. Авдотья сына к груди прижала, осмотрела всего — цел ли? Сама ревёт. Не подоспей сова, разорвал бы пёс мальчонку.

Поклонилась Авдотья сове, и говорит: — Спасибо тебе, матушка-сова, Господь тебя к нам привёл! За всё тебе спасибо! А сова словно понимает, угукает в ответ, головой вертит. Так она к ним и летала, пока Ефимке семь годов не исполнилось. А опосля исчезла. — А почему, деда, так? — подала голос Катя, до того зачарованно слушавшая рассказ деда. — Кто знает, — ответил дед, — Только больше не видели они её. — А я так думаю, — сказала задумчиво баба Уля, — Ведь до семи лет ребёнок по-церковному как зовётся? Правильно — младенец. Он и на исповедь не ходит, безгрешен потому что. А после-то, как семь лет исполнится — всё. Считай, во взрослую жизнь вступил. Уже отрок. Вот сова-то та может и была ему как за Ангела -Хранителя? Может это Ангел его и был в образе совы? — Всё может быть, — ответил дед Семён, — Теперь уже давно нет ни Авдотьи ни Степана, Царствие им Небесное. А память человеческая жива. Многое она помнит, да детям и внукам пересказывает. Так то…

Автор: Елена Воздвиженская

 

00
2021-06-14 21:44:45 (отредактировано)

 

Спасибо, очень красивые розы

00
2021-06-14 21:14:31

ЛЕСНАЯ БАРЫНЯ

Катя забежала в избу радостная: — Бабуль, дедуль, а к нам на двор сова прилетела!

— Хоть бы валенки сняла, ишь сколь снегу нанесла, — проворчал дед Семён.

— Ой, деда! — воскликнула Катя, — А ты стихами заговорил!- Да ладно тебе, дед! — заступилась за внучку баба Уля, — Снег не грязь, растает. Айда-ка лучше сову поглядим, давно ведь не наведывалась ушастая.

Баба Уля накинула телогрейку, дед кряхтя поднялся и тоже вышел вместе со всеми на крыльцо. Стоял чудесный зимний день, новый год радостно и смело вступал в свои права январским морозцем, скрипучим под валенком снегом, ярким солнцем, отражающимся в тысячах льдинок, отчего весь двор сиял словно сказочное королевство и на душе было тоже ярко, радостно и чудесно.

— Смотрите, смотрите туда, — зашептала Катя, указывая на хлев. Прямо на коньке крыши сидела большая и важная сова. И как только она очутилась тут посреди белого дня, непонятно? Сова была рябая, желтоглазая и круглолицая, а на голове её торчали смешные ушки из перьев. Птица жмурилась от яркого дневного света и переминалась с лапки на лапку.

Баба Уля улыбнулась: — Чего ж ты, родимая, днём-то летаешь? Спать бы тебе надо, отдыхать. Давненько ты к нам не залетала. Чай с Новым годом прилетела поздравить. Сова глядела на бабу Улю, внимательно слушая её.

— Бабуль, а вы что же, знакомы с ней? — удивилась Катя.

— А то, — ответила баба Уля, — Уж не первый год она к нам повадилась летать. Поначалу-то мы удивлялись с дедом, ведь дикая птица, а ровно кошка ластится. А после попривыкли. Даже ждать стали, гадать, когда в следующий раз прилетит наша лесная барыня.

— А почему барыня? — А так раньше их звали, — сказал дед, — С уважением, значится, с почтением. Угости гостью, хозяйка.

Баба Уля ушла в избу и вынесла сове угощенье — кусочек мяса. — Пойдёмте в дом, — сказал дед, — Озяб я уже, да и гостья пусть полакомится. Баба Уля разлила по чашкам чай из трав и достала мёд и варенье. Горячий напиток согрел всех и настроение стало ещё лучше.

— Вот иные бают, мол, коли сова прилетит, это не к добру, то к пожару, а то и к смерти, — начал разговор разомлевший от тепла дед, — А я считаю, враньё это всё. Божья птица она, добрая. Сколь пользы от неё, мышей вон ловит. А ведь у нас в деревне случай был, когда сова не к смерти вовсе, а к новой жизни прилетала!

— Расскажи, деда, — обрадовалась Катюшка новой истории и забралась на стул с ногами, устроившись поудобнее, чтобы слушать очередной рассказ.

— Дело было так. Жила у нас в деревне семья, дак хотя чего жила? Она и сейчас живёт, точнее потомки её. Знаешь поди деда Ефима?

— У которого сливы вкусные растут? — наморщила лоб Катя.

— Он самый, — усмехнулся дед, — Так вот этого самого деда Ефима сова и принесла.

— Это как? Как аист?

— Кого аист, а кого и сова приносит, — хмыкнул дед, — А случилось вот что. Родители деда Ефима, Авдотья да Степан, бездетные были. Только поженились они, как война началась. Степан с войны вернулся застуженный, не получилось у их дитя. Авдотья сильно печалилась о том. И вот в один летний вечер, уж смеркалось, сидели они в избе, да услышали как на дворе стучит чего-то.

— Иди-ко, глянь, — сказал Степан Авдотье, — Никак пришёл кто.

Вышла Авдотья на крыльцо и видит сидит на нижней ступени сова, большая, рябая, глаза жёлтые сверкают. Испугалась Авдотья, дверь захлопнула и домой. Говорит мужу, мол, сова там прилетела, ой, не к добру это, знать помрёт кто-то из нас с тобой.

Но Степан войну прошёл и в бабьи приметы не верил, махнул рукой на жену: — Чего выдумываешь? Собирай на стол, ужинать станем. Да тут снова слышат стук, уже настойчивее стучат. Снова вышла Авдотья, снова сова сидит на ступени и стучит клювом по доске — тук да тук, а сама глазом косит на Авдотью и ведь не улетает, не боится даже. Авдотья её шуганула, лети, говорит, отсюда. А та отлетела чуть подальше, а сама снова сидит и глядит, глазами луп да луп. Да что ты станешь делать? — Да и пёс с тобой, сиди, коли хочешь, — плюнула Авдотья.

Вернулась Авдотья в дом, на стол собрала, сели ужинать, уже в дверь стучат! Да так настойчиво, прямо как человек бухает! Тут уже Степан не выдержал: — Пойду, — говорит, — Сам её прогоню. Ушёл, нет его. Пять минут нет, десять. Заволновалась Авдотья, вышла вслед за мужем и видит такую картину. Степан сову шугает, а она чуть отлетит, круг сделает и снова возвращается, да ещё ухает при этом, ровно как сказать что-то желает. Повернулся Степан к жене и говорит: — Может я и дурак, контузило меня, конечно, знатно на войне, да только могу поспорить, что эта ушастая за собой зовёт. Пойду-ка я и проверю. — Ты что? — перепугалась Авдотья, — А вдруг это смерть за тобой пришла? Не пущу! — Ещё чего, — рассердился Степан, — Болтаешь ерунду. Уж ежели пуля меня не взяла, так сова и подавно не съест. Иди в избу. — Ну уж нет, — говорит Авдотья, — Я уж тогда тоже пойду.

Ну и пошли они со двора. Они идут, а сова впереди летит. Чуть отлетит, сядет на дерево, ждёт, и всё ухает, да на разные лады, будто говорит что-то. — Охо-хо! Уху-ху! Так до леса они дошли, там ведь две улицы всего от них до леса, недалёко. А вдоль леса дорога шла просёлочная, та же, что и сейчас, только тогда похуже была, конечно. По дороге этой в город можно было добраться и в другие деревни, значит.

И тут сова как спикирует куда-то в траву и оттуда «Угу» да «Угу» бубнит. — Чего это она, а? — шепчет Авдотья, страшно ей до жути, будто снова война началась.

— Не знаю, — отвечает тихо Степан, — Пойду, гляну. Пошёл он в те кусты придорожные, наклонился, притих, да как закричит: — Мать, беги скорей сюда!

Подбегает Авдотья, а там в траве свёрток лежит, а из свёрточка личико махонькое — батюшки мои! Дитё! Оглянулись туда-сюда — нет никого вокруг. Покричали, позвали — тишина. Подняла Авдотья свёрточек, к груди прижала, закряхтел он жалобно, и слёзы у ей так и потекли. — Стёпушка, — шепчет, — Да как же ж так можно-то? Родное-то дитя… Да неужто выбросили? — Этого не знаю, — отвечает Степан, — А ты, мать, не о том думаешь, домой надо бежать, дитё-то замёрзло поди, кто знает сколь оно тут лежит уже.

Вечер-то хоть и летний был, а уже ближе к осени дело было, по ночам прохладно. Побежали они домой. Пришли в избу, развернули свёрточек, а там мальчонка, пуповина даже на месте, видать только родился. Пока охали да ахали, да воду грели, да к тётке Липе, повитухе местной, бегали за советами, уж и утро настало и ночь прошла. Наутро пошёл Степан к председателю, сообщил обо всём. Искали мать да так и не нашли. Кто знает, может это из городу подкинули, где теперь найти, время послевоенное, голодное, кто-то грех взял на душу — выбросил дитё родное.

Органы власти велели в дом малютки передавать мальчонку. — Не отдам! — отрезала Авдотья, — Мой он! Ну что же, так ещё лучше, оформили всё по закону и стал найдёныш Ефимом Степановичем. Счастье в дом пришло. Авдотья расцвела. Да и Степан ожил, воспрянул. Некогда теперь болеть да хандрить — сына надо поднимать! — А что это ты меня тогда «мать» позвал? — спросила как-то Авдотья у мужа, — Когда мы Фимушку-то нашли. — Да видать сердцем сказал, — отвечал Степан.

Но на этом история не закончилась. Сова та, что ты думаешь, ведь начала к ним летать, будто за дитём доглядывала, всё ли в порядке? — Ты смотри, — смеялась Авдотья, — Снова нянюшка наша прилетела, сидит на дворе. До того Степан с Авдотьей к ней привыкли и полюбили, что как родная она им стала, они её «крёстной» стали кликать. — И ведь как она сообразила к людям за помощью лететь? — дивилась Авдотья, — Да ещё к нам постучала. Совпаденье ли иль знала она про нашу беду… — Сова — птица мудрая, — отвечал Степан.

Время шло. Год пролетел. Лето снова наступило. Авдотья в огороде возилась, а Фимушка на траве сидел, играл. Ворота-то во двор распахнуты были, и забежала на двор собака чья-то, лохматая, чёрная, да кинулась с ходу к ребёнку. Бросилась на малого, за рубашонку схватила, и давай драть, из стороны в сторону мотать. Авдотья всё бросила, кинулась скорее к сыну, и видит — вдруг, откуда ни возьмись, сверху упало на собаку что-то, большое, рябое. Глядит Авдотья — да ведь это их сова! А та крыльями пса бьёт, клювом острым клюёт, шерсть и перья клочьями летят. Схватила тут тоже Авдотья вилы, замахнулась на пса, ударила черенком по боку, тот завизжал, да бежать. А сова на межу села, дрожит, словно отдышаться не может, урчит что-то на своём языке. Авдотья сына к груди прижала, осмотрела всего — цел ли? Сама ревёт. Не подоспей сова, разорвал бы пёс мальчонку.

Поклонилась Авдотья сове, и говорит: — Спасибо тебе, матушка-сова, Господь тебя к нам привёл! За всё тебе спасибо! А сова словно понимает, угукает в ответ, головой вертит. Так она к ним и летала, пока Ефимке семь годов не исполнилось. А опосля исчезла. — А почему, деда, так? — подала голос Катя, до того зачарованно слушавшая рассказ деда. — Кто знает, — ответил дед, — Только больше не видели они её. — А я так думаю, — сказала задумчиво баба Уля, — Ведь до семи лет ребёнок по-церковному как зовётся? Правильно — младенец. Он и на исповедь не ходит, безгрешен потому что. А после-то, как семь лет исполнится — всё. Считай, во взрослую жизнь вступил. Уже отрок. Вот сова-то та может и была ему как за Ангела -Хранителя? Может это Ангел его и был в образе совы? — Всё может быть, — ответил дед Семён, — Теперь уже давно нет ни Авдотьи ни Степана, Царствие им Небесное. А память человеческая жива. Многое она помнит, да детям и внукам пересказывает. Так то…

Автор: Елена Воздвиженская

Автора не знаю, однако слезы появились! Спасибо всем кто участвовал!

00
2021-06-14 21:57:47

Автора не знаю, однако слезы появились! Спасибо всем кто участвовал!

Автор: Елена Воздвиженская, спасибо.   

00
2021-06-14 23:01:11

ЛЕСНАЯ БАРЫНЯ

Катя забежала в избу радостная: — Бабуль, дедуль, а к нам на двор сова прилетела!

— Хоть бы валенки сняла, ишь сколь снегу нанесла, — проворчал дед Семён.

— Ой, деда! — воскликнула Катя, — А ты стихами заговорил!- Да ладно тебе, дед! — заступилась за внучку баба Уля, — Снег не грязь, растает. Айда-ка лучше сову поглядим, давно ведь не наведывалась ушастая.

Баба Уля накинула телогрейку, дед кряхтя поднялся и тоже вышел вместе со всеми на крыльцо. Стоял чудесный зимний день, новый год радостно и смело вступал в свои права январским морозцем, скрипучим под валенком снегом, ярким солнцем, отражающимся в тысячах льдинок, отчего весь двор сиял словно сказочное королевство и на душе было тоже ярко, радостно и чудесно.

— Смотрите, смотрите туда, — зашептала Катя, указывая на хлев. Прямо на коньке крыши сидела большая и важная сова. И как только она очутилась тут посреди белого дня, непонятно? Сова была рябая, желтоглазая и круглолицая, а на голове её торчали смешные ушки из перьев. Птица жмурилась от яркого дневного света и переминалась с лапки на лапку.

Баба Уля улыбнулась: — Чего ж ты, родимая, днём-то летаешь? Спать бы тебе надо, отдыхать. Давненько ты к нам не залетала. Чай с Новым годом прилетела поздравить. Сова глядела на бабу Улю, внимательно слушая её.

— Бабуль, а вы что же, знакомы с ней? — удивилась Катя.

— А то, — ответила баба Уля, — Уж не первый год она к нам повадилась летать. Поначалу-то мы удивлялись с дедом, ведь дикая птица, а ровно кошка ластится. А после попривыкли. Даже ждать стали, гадать, когда в следующий раз прилетит наша лесная барыня.

— А почему барыня? — А так раньше их звали, — сказал дед, — С уважением, значится, с почтением. Угости гостью, хозяйка.

Баба Уля ушла в избу и вынесла сове угощенье — кусочек мяса. — Пойдёмте в дом, — сказал дед, — Озяб я уже, да и гостья пусть полакомится. Баба Уля разлила по чашкам чай из трав и достала мёд и варенье. Горячий напиток согрел всех и настроение стало ещё лучше.

— Вот иные бают, мол, коли сова прилетит, это не к добру, то к пожару, а то и к смерти, — начал разговор разомлевший от тепла дед, — А я считаю, враньё это всё. Божья птица она, добрая. Сколь пользы от неё, мышей вон ловит. А ведь у нас в деревне случай был, когда сова не к смерти вовсе, а к новой жизни прилетала!

— Расскажи, деда, — обрадовалась Катюшка новой истории и забралась на стул с ногами, устроившись поудобнее, чтобы слушать очередной рассказ.

— Дело было так. Жила у нас в деревне семья, дак хотя чего жила? Она и сейчас живёт, точнее потомки её. Знаешь поди деда Ефима?

— У которого сливы вкусные растут? — наморщила лоб Катя.

— Он самый, — усмехнулся дед, — Так вот этого самого деда Ефима сова и принесла.

— Это как? Как аист?

— Кого аист, а кого и сова приносит, — хмыкнул дед, — А случилось вот что. Родители деда Ефима, Авдотья да Степан, бездетные были. Только поженились они, как война началась. Степан с войны вернулся застуженный, не получилось у их дитя. Авдотья сильно печалилась о том. И вот в один летний вечер, уж смеркалось, сидели они в избе, да услышали как на дворе стучит чего-то.

— Иди-ко, глянь, — сказал Степан Авдотье, — Никак пришёл кто.

Вышла Авдотья на крыльцо и видит сидит на нижней ступени сова, большая, рябая, глаза жёлтые сверкают. Испугалась Авдотья, дверь захлопнула и домой. Говорит мужу, мол, сова там прилетела, ой, не к добру это, знать помрёт кто-то из нас с тобой.

Но Степан войну прошёл и в бабьи приметы не верил, махнул рукой на жену: — Чего выдумываешь? Собирай на стол, ужинать станем. Да тут снова слышат стук, уже настойчивее стучат. Снова вышла Авдотья, снова сова сидит на ступени и стучит клювом по доске — тук да тук, а сама глазом косит на Авдотью и ведь не улетает, не боится даже. Авдотья её шуганула, лети, говорит, отсюда. А та отлетела чуть подальше, а сама снова сидит и глядит, глазами луп да луп. Да что ты станешь делать? — Да и пёс с тобой, сиди, коли хочешь, — плюнула Авдотья.

Вернулась Авдотья в дом, на стол собрала, сели ужинать, уже в дверь стучат! Да так настойчиво, прямо как человек бухает! Тут уже Степан не выдержал: — Пойду, — говорит, — Сам её прогоню. Ушёл, нет его. Пять минут нет, десять. Заволновалась Авдотья, вышла вслед за мужем и видит такую картину. Степан сову шугает, а она чуть отлетит, круг сделает и снова возвращается, да ещё ухает при этом, ровно как сказать что-то желает. Повернулся Степан к жене и говорит: — Может я и дурак, контузило меня, конечно, знатно на войне, да только могу поспорить, что эта ушастая за собой зовёт. Пойду-ка я и проверю. — Ты что? — перепугалась Авдотья, — А вдруг это смерть за тобой пришла? Не пущу! — Ещё чего, — рассердился Степан, — Болтаешь ерунду. Уж ежели пуля меня не взяла, так сова и подавно не съест. Иди в избу. — Ну уж нет, — говорит Авдотья, — Я уж тогда тоже пойду.

Ну и пошли они со двора. Они идут, а сова впереди летит. Чуть отлетит, сядет на дерево, ждёт, и всё ухает, да на разные лады, будто говорит что-то. — Охо-хо! Уху-ху! Так до леса они дошли, там ведь две улицы всего от них до леса, недалёко. А вдоль леса дорога шла просёлочная, та же, что и сейчас, только тогда похуже была, конечно. По дороге этой в город можно было добраться и в другие деревни, значит.

И тут сова как спикирует куда-то в траву и оттуда «Угу» да «Угу» бубнит. — Чего это она, а? — шепчет Авдотья, страшно ей до жути, будто снова война началась.

— Не знаю, — отвечает тихо Степан, — Пойду, гляну. Пошёл он в те кусты придорожные, наклонился, притих, да как закричит: — Мать, беги скорей сюда!

Подбегает Авдотья, а там в траве свёрток лежит, а из свёрточка личико махонькое — батюшки мои! Дитё! Оглянулись туда-сюда — нет никого вокруг. Покричали, позвали — тишина. Подняла Авдотья свёрточек, к груди прижала, закряхтел он жалобно, и слёзы у ей так и потекли. — Стёпушка, — шепчет, — Да как же ж так можно-то? Родное-то дитя… Да неужто выбросили? — Этого не знаю, — отвечает Степан, — А ты, мать, не о том думаешь, домой надо бежать, дитё-то замёрзло поди, кто знает сколь оно тут лежит уже.

Вечер-то хоть и летний был, а уже ближе к осени дело было, по ночам прохладно. Побежали они домой. Пришли в избу, развернули свёрточек, а там мальчонка, пуповина даже на месте, видать только родился. Пока охали да ахали, да воду грели, да к тётке Липе, повитухе местной, бегали за советами, уж и утро настало и ночь прошла. Наутро пошёл Степан к председателю, сообщил обо всём. Искали мать да так и не нашли. Кто знает, может это из городу подкинули, где теперь найти, время послевоенное, голодное, кто-то грех взял на душу — выбросил дитё родное.

Органы власти велели в дом малютки передавать мальчонку. — Не отдам! — отрезала Авдотья, — Мой он! Ну что же, так ещё лучше, оформили всё по закону и стал найдёныш Ефимом Степановичем. Счастье в дом пришло. Авдотья расцвела. Да и Степан ожил, воспрянул. Некогда теперь болеть да хандрить — сына надо поднимать! — А что это ты меня тогда «мать» позвал? — спросила как-то Авдотья у мужа, — Когда мы Фимушку-то нашли. — Да видать сердцем сказал, — отвечал Степан.

Но на этом история не закончилась. Сова та, что ты думаешь, ведь начала к ним летать, будто за дитём доглядывала, всё ли в порядке? — Ты смотри, — смеялась Авдотья, — Снова нянюшка наша прилетела, сидит на дворе. До того Степан с Авдотьей к ней привыкли и полюбили, что как родная она им стала, они её «крёстной» стали кликать. — И ведь как она сообразила к людям за помощью лететь? — дивилась Авдотья, — Да ещё к нам постучала. Совпаденье ли иль знала она про нашу беду… — Сова — птица мудрая, — отвечал Степан.

Время шло. Год пролетел. Лето снова наступило. Авдотья в огороде возилась, а Фимушка на траве сидел, играл. Ворота-то во двор распахнуты были, и забежала на двор собака чья-то, лохматая, чёрная, да кинулась с ходу к ребёнку. Бросилась на малого, за рубашонку схватила, и давай драть, из стороны в сторону мотать. Авдотья всё бросила, кинулась скорее к сыну, и видит — вдруг, откуда ни возьмись, сверху упало на собаку что-то, большое, рябое. Глядит Авдотья — да ведь это их сова! А та крыльями пса бьёт, клювом острым клюёт, шерсть и перья клочьями летят. Схватила тут тоже Авдотья вилы, замахнулась на пса, ударила черенком по боку, тот завизжал, да бежать. А сова на межу села, дрожит, словно отдышаться не может, урчит что-то на своём языке. Авдотья сына к груди прижала, осмотрела всего — цел ли? Сама ревёт. Не подоспей сова, разорвал бы пёс мальчонку.

Поклонилась Авдотья сове, и говорит: — Спасибо тебе, матушка-сова, Господь тебя к нам привёл! За всё тебе спасибо! А сова словно понимает, угукает в ответ, головой вертит. Так она к ним и летала, пока Ефимке семь годов не исполнилось. А опосля исчезла. — А почему, деда, так? — подала голос Катя, до того зачарованно слушавшая рассказ деда. — Кто знает, — ответил дед, — Только больше не видели они её. — А я так думаю, — сказала задумчиво баба Уля, — Ведь до семи лет ребёнок по-церковному как зовётся? Правильно — младенец. Он и на исповедь не ходит, безгрешен потому что. А после-то, как семь лет исполнится — всё. Считай, во взрослую жизнь вступил. Уже отрок. Вот сова-то та может и была ему как за Ангела -Хранителя? Может это Ангел его и был в образе совы? — Всё может быть, — ответил дед Семён, — Теперь уже давно нет ни Авдотьи ни Степана, Царствие им Небесное. А память человеческая жива. Многое она помнит, да детям и внукам пересказывает. Так то…

Автор: Елена Воздвиженская

Глори, спасибо

00
2021-06-15 09:03:49

Глори, спасибо

00
2021-06-15 11:53:16

ЛЕСНАЯ БАРЫНЯ

Катя забежала в избу радостная: — Бабуль, дедуль, а к нам на двор сова прилетела!

— Хоть бы валенки сняла, ишь сколь снегу нанесла, — проворчал дед Семён.

— Ой, деда! — воскликнула Катя, — А ты стихами заговорил!- Да ладно тебе, дед! — заступилась за внучку баба Уля, — Снег не грязь, растает. Айда-ка лучше сову поглядим, давно ведь не наведывалась ушастая.

Баба Уля накинула телогрейку, дед кряхтя поднялся и тоже вышел вместе со всеми на крыльцо. Стоял чудесный зимний день, новый год радостно и смело вступал в свои права январским морозцем, скрипучим под валенком снегом, ярким солнцем, отражающимся в тысячах льдинок, отчего весь двор сиял словно сказочное королевство и на душе было тоже ярко, радостно и чудесно.

— Смотрите, смотрите туда, — зашептала Катя, указывая на хлев. Прямо на коньке крыши сидела большая и важная сова. И как только она очутилась тут посреди белого дня, непонятно? Сова была рябая, желтоглазая и круглолицая, а на голове её торчали смешные ушки из перьев. Птица жмурилась от яркого дневного света и переминалась с лапки на лапку.

Баба Уля улыбнулась: — Чего ж ты, родимая, днём-то летаешь? Спать бы тебе надо, отдыхать. Давненько ты к нам не залетала. Чай с Новым годом прилетела поздравить. Сова глядела на бабу Улю, внимательно слушая её.

— Бабуль, а вы что же, знакомы с ней? — удивилась Катя.

— А то, — ответила баба Уля, — Уж не первый год она к нам повадилась летать. Поначалу-то мы удивлялись с дедом, ведь дикая птица, а ровно кошка ластится. А после попривыкли. Даже ждать стали, гадать, когда в следующий раз прилетит наша лесная барыня.

— А почему барыня? — А так раньше их звали, — сказал дед, — С уважением, значится, с почтением. Угости гостью, хозяйка.

Баба Уля ушла в избу и вынесла сове угощенье — кусочек мяса. — Пойдёмте в дом, — сказал дед, — Озяб я уже, да и гостья пусть полакомится. Баба Уля разлила по чашкам чай из трав и достала мёд и варенье. Горячий напиток согрел всех и настроение стало ещё лучше.

— Вот иные бают, мол, коли сова прилетит, это не к добру, то к пожару, а то и к смерти, — начал разговор разомлевший от тепла дед, — А я считаю, враньё это всё. Божья птица она, добрая. Сколь пользы от неё, мышей вон ловит. А ведь у нас в деревне случай был, когда сова не к смерти вовсе, а к новой жизни прилетала!

— Расскажи, деда, — обрадовалась Катюшка новой истории и забралась на стул с ногами, устроившись поудобнее, чтобы слушать очередной рассказ.

— Дело было так. Жила у нас в деревне семья, дак хотя чего жила? Она и сейчас живёт, точнее потомки её. Знаешь поди деда Ефима?

— У которого сливы вкусные растут? — наморщила лоб Катя.

— Он самый, — усмехнулся дед, — Так вот этого самого деда Ефима сова и принесла.

— Это как? Как аист?

— Кого аист, а кого и сова приносит, — хмыкнул дед, — А случилось вот что. Родители деда Ефима, Авдотья да Степан, бездетные были. Только поженились они, как война началась. Степан с войны вернулся застуженный, не получилось у их дитя. Авдотья сильно печалилась о том. И вот в один летний вечер, уж смеркалось, сидели они в избе, да услышали как на дворе стучит чего-то.

— Иди-ко, глянь, — сказал Степан Авдотье, — Никак пришёл кто.

Вышла Авдотья на крыльцо и видит сидит на нижней ступени сова, большая, рябая, глаза жёлтые сверкают. Испугалась Авдотья, дверь захлопнула и домой. Говорит мужу, мол, сова там прилетела, ой, не к добру это, знать помрёт кто-то из нас с тобой.

Но Степан войну прошёл и в бабьи приметы не верил, махнул рукой на жену: — Чего выдумываешь? Собирай на стол, ужинать станем. Да тут снова слышат стук, уже настойчивее стучат. Снова вышла Авдотья, снова сова сидит на ступени и стучит клювом по доске — тук да тук, а сама глазом косит на Авдотью и ведь не улетает, не боится даже. Авдотья её шуганула, лети, говорит, отсюда. А та отлетела чуть подальше, а сама снова сидит и глядит, глазами луп да луп. Да что ты станешь делать? — Да и пёс с тобой, сиди, коли хочешь, — плюнула Авдотья.

Вернулась Авдотья в дом, на стол собрала, сели ужинать, уже в дверь стучат! Да так настойчиво, прямо как человек бухает! Тут уже Степан не выдержал: — Пойду, — говорит, — Сам её прогоню. Ушёл, нет его. Пять минут нет, десять. Заволновалась Авдотья, вышла вслед за мужем и видит такую картину. Степан сову шугает, а она чуть отлетит, круг сделает и снова возвращается, да ещё ухает при этом, ровно как сказать что-то желает. Повернулся Степан к жене и говорит: — Может я и дурак, контузило меня, конечно, знатно на войне, да только могу поспорить, что эта ушастая за собой зовёт. Пойду-ка я и проверю. — Ты что? — перепугалась Авдотья, — А вдруг это смерть за тобой пришла? Не пущу! — Ещё чего, — рассердился Степан, — Болтаешь ерунду. Уж ежели пуля меня не взяла, так сова и подавно не съест. Иди в избу. — Ну уж нет, — говорит Авдотья, — Я уж тогда тоже пойду.

Ну и пошли они со двора. Они идут, а сова впереди летит. Чуть отлетит, сядет на дерево, ждёт, и всё ухает, да на разные лады, будто говорит что-то. — Охо-хо! Уху-ху! Так до леса они дошли, там ведь две улицы всего от них до леса, недалёко. А вдоль леса дорога шла просёлочная, та же, что и сейчас, только тогда похуже была, конечно. По дороге этой в город можно было добраться и в другие деревни, значит.

И тут сова как спикирует куда-то в траву и оттуда «Угу» да «Угу» бубнит. — Чего это она, а? — шепчет Авдотья, страшно ей до жути, будто снова война началась.

— Не знаю, — отвечает тихо Степан, — Пойду, гляну. Пошёл он в те кусты придорожные, наклонился, притих, да как закричит: — Мать, беги скорей сюда!

Подбегает Авдотья, а там в траве свёрток лежит, а из свёрточка личико махонькое — батюшки мои! Дитё! Оглянулись туда-сюда — нет никого вокруг. Покричали, позвали — тишина. Подняла Авдотья свёрточек, к груди прижала, закряхтел он жалобно, и слёзы у ей так и потекли. — Стёпушка, — шепчет, — Да как же ж так можно-то? Родное-то дитя… Да неужто выбросили? — Этого не знаю, — отвечает Степан, — А ты, мать, не о том думаешь, домой надо бежать, дитё-то замёрзло поди, кто знает сколь оно тут лежит уже.

Вечер-то хоть и летний был, а уже ближе к осени дело было, по ночам прохладно. Побежали они домой. Пришли в избу, развернули свёрточек, а там мальчонка, пуповина даже на месте, видать только родился. Пока охали да ахали, да воду грели, да к тётке Липе, повитухе местной, бегали за советами, уж и утро настало и ночь прошла. Наутро пошёл Степан к председателю, сообщил обо всём. Искали мать да так и не нашли. Кто знает, может это из городу подкинули, где теперь найти, время послевоенное, голодное, кто-то грех взял на душу — выбросил дитё родное.

Органы власти велели в дом малютки передавать мальчонку. — Не отдам! — отрезала Авдотья, — Мой он! Ну что же, так ещё лучше, оформили всё по закону и стал найдёныш Ефимом Степановичем. Счастье в дом пришло. Авдотья расцвела. Да и Степан ожил, воспрянул. Некогда теперь болеть да хандрить — сына надо поднимать! — А что это ты меня тогда «мать» позвал? — спросила как-то Авдотья у мужа, — Когда мы Фимушку-то нашли. — Да видать сердцем сказал, — отвечал Степан.

Но на этом история не закончилась. Сова та, что ты думаешь, ведь начала к ним летать, будто за дитём доглядывала, всё ли в порядке? — Ты смотри, — смеялась Авдотья, — Снова нянюшка наша прилетела, сидит на дворе. До того Степан с Авдотьей к ней привыкли и полюбили, что как родная она им стала, они её «крёстной» стали кликать. — И ведь как она сообразила к людям за помощью лететь? — дивилась Авдотья, — Да ещё к нам постучала. Совпаденье ли иль знала она про нашу беду… — Сова — птица мудрая, — отвечал Степан.

Время шло. Год пролетел. Лето снова наступило. Авдотья в огороде возилась, а Фимушка на траве сидел, играл. Ворота-то во двор распахнуты были, и забежала на двор собака чья-то, лохматая, чёрная, да кинулась с ходу к ребёнку. Бросилась на малого, за рубашонку схватила, и давай драть, из стороны в сторону мотать. Авдотья всё бросила, кинулась скорее к сыну, и видит — вдруг, откуда ни возьмись, сверху упало на собаку что-то, большое, рябое. Глядит Авдотья — да ведь это их сова! А та крыльями пса бьёт, клювом острым клюёт, шерсть и перья клочьями летят. Схватила тут тоже Авдотья вилы, замахнулась на пса, ударила черенком по боку, тот завизжал, да бежать. А сова на межу села, дрожит, словно отдышаться не может, урчит что-то на своём языке. Авдотья сына к груди прижала, осмотрела всего — цел ли? Сама ревёт. Не подоспей сова, разорвал бы пёс мальчонку.

Поклонилась Авдотья сове, и говорит: — Спасибо тебе, матушка-сова, Господь тебя к нам привёл! За всё тебе спасибо! А сова словно понимает, угукает в ответ, головой вертит. Так она к ним и летала, пока Ефимке семь годов не исполнилось. А опосля исчезла. — А почему, деда, так? — подала голос Катя, до того зачарованно слушавшая рассказ деда. — Кто знает, — ответил дед, — Только больше не видели они её. — А я так думаю, — сказала задумчиво баба Уля, — Ведь до семи лет ребёнок по-церковному как зовётся? Правильно — младенец. Он и на исповедь не ходит, безгрешен потому что. А после-то, как семь лет исполнится — всё. Считай, во взрослую жизнь вступил. Уже отрок. Вот сова-то та может и была ему как за Ангела -Хранителя? Может это Ангел его и был в образе совы? — Всё может быть, — ответил дед Семён, — Теперь уже давно нет ни Авдотьи ни Степана, Царствие им Небесное. А память человеческая жива. Многое она помнит, да детям и внукам пересказывает. Так то…

Автор: Елена Воздвиженская

Красивая и добрая история!

00
2021-06-18 14:20:53

ЛЕСНАЯ БАРЫНЯ

Катя забежала в избу радостная: — Бабуль, дедуль, а к нам на двор сова прилетела!

— Хоть бы валенки сняла, ишь сколь снегу нанесла, — проворчал дед Семён.

— Ой, деда! — воскликнула Катя, — А ты стихами заговорил!- Да ладно тебе, дед! — заступилась за внучку баба Уля, — Снег не грязь, растает. Айда-ка лучше сову поглядим, давно ведь не наведывалась ушастая.

Баба Уля накинула телогрейку, дед кряхтя поднялся и тоже вышел вместе со всеми на крыльцо. Стоял чудесный зимний день, новый год радостно и смело вступал в свои права январским морозцем, скрипучим под валенком снегом, ярким солнцем, отражающимся в тысячах льдинок, отчего весь двор сиял словно сказочное королевство и на душе было тоже ярко, радостно и чудесно.

— Смотрите, смотрите туда, — зашептала Катя, указывая на хлев. Прямо на коньке крыши сидела большая и важная сова. И как только она очутилась тут посреди белого дня, непонятно? Сова была рябая, желтоглазая и круглолицая, а на голове её торчали смешные ушки из перьев. Птица жмурилась от яркого дневного света и переминалась с лапки на лапку.

Баба Уля улыбнулась: — Чего ж ты, родимая, днём-то летаешь? Спать бы тебе надо, отдыхать. Давненько ты к нам не залетала. Чай с Новым годом прилетела поздравить. Сова глядела на бабу Улю, внимательно слушая её.

— Бабуль, а вы что же, знакомы с ней? — удивилась Катя.

— А то, — ответила баба Уля, — Уж не первый год она к нам повадилась летать. Поначалу-то мы удивлялись с дедом, ведь дикая птица, а ровно кошка ластится. А после попривыкли. Даже ждать стали, гадать, когда в следующий раз прилетит наша лесная барыня.

— А почему барыня? — А так раньше их звали, — сказал дед, — С уважением, значится, с почтением. Угости гостью, хозяйка.

Баба Уля ушла в избу и вынесла сове угощенье — кусочек мяса. — Пойдёмте в дом, — сказал дед, — Озяб я уже, да и гостья пусть полакомится. Баба Уля разлила по чашкам чай из трав и достала мёд и варенье. Горячий напиток согрел всех и настроение стало ещё лучше.

— Вот иные бают, мол, коли сова прилетит, это не к добру, то к пожару, а то и к смерти, — начал разговор разомлевший от тепла дед, — А я считаю, враньё это всё. Божья птица она, добрая. Сколь пользы от неё, мышей вон ловит. А ведь у нас в деревне случай был, когда сова не к смерти вовсе, а к новой жизни прилетала!

— Расскажи, деда, — обрадовалась Катюшка новой истории и забралась на стул с ногами, устроившись поудобнее, чтобы слушать очередной рассказ.

— Дело было так. Жила у нас в деревне семья, дак хотя чего жила? Она и сейчас живёт, точнее потомки её. Знаешь поди деда Ефима?

— У которого сливы вкусные растут? — наморщила лоб Катя.

— Он самый, — усмехнулся дед, — Так вот этого самого деда Ефима сова и принесла.

— Это как? Как аист?

— Кого аист, а кого и сова приносит, — хмыкнул дед, — А случилось вот что. Родители деда Ефима, Авдотья да Степан, бездетные были. Только поженились они, как война началась. Степан с войны вернулся застуженный, не получилось у их дитя. Авдотья сильно печалилась о том. И вот в один летний вечер, уж смеркалось, сидели они в избе, да услышали как на дворе стучит чего-то.

— Иди-ко, глянь, — сказал Степан Авдотье, — Никак пришёл кто.

Вышла Авдотья на крыльцо и видит сидит на нижней ступени сова, большая, рябая, глаза жёлтые сверкают. Испугалась Авдотья, дверь захлопнула и домой. Говорит мужу, мол, сова там прилетела, ой, не к добру это, знать помрёт кто-то из нас с тобой.

Но Степан войну прошёл и в бабьи приметы не верил, махнул рукой на жену: — Чего выдумываешь? Собирай на стол, ужинать станем. Да тут снова слышат стук, уже настойчивее стучат. Снова вышла Авдотья, снова сова сидит на ступени и стучит клювом по доске — тук да тук, а сама глазом косит на Авдотью и ведь не улетает, не боится даже. Авдотья её шуганула, лети, говорит, отсюда. А та отлетела чуть подальше, а сама снова сидит и глядит, глазами луп да луп. Да что ты станешь делать? — Да и пёс с тобой, сиди, коли хочешь, — плюнула Авдотья.

Вернулась Авдотья в дом, на стол собрала, сели ужинать, уже в дверь стучат! Да так настойчиво, прямо как человек бухает! Тут уже Степан не выдержал: — Пойду, — говорит, — Сам её прогоню. Ушёл, нет его. Пять минут нет, десять. Заволновалась Авдотья, вышла вслед за мужем и видит такую картину. Степан сову шугает, а она чуть отлетит, круг сделает и снова возвращается, да ещё ухает при этом, ровно как сказать что-то желает. Повернулся Степан к жене и говорит: — Может я и дурак, контузило меня, конечно, знатно на войне, да только могу поспорить, что эта ушастая за собой зовёт. Пойду-ка я и проверю. — Ты что? — перепугалась Авдотья, — А вдруг это смерть за тобой пришла? Не пущу! — Ещё чего, — рассердился Степан, — Болтаешь ерунду. Уж ежели пуля меня не взяла, так сова и подавно не съест. Иди в избу. — Ну уж нет, — говорит Авдотья, — Я уж тогда тоже пойду.

Ну и пошли они со двора. Они идут, а сова впереди летит. Чуть отлетит, сядет на дерево, ждёт, и всё ухает, да на разные лады, будто говорит что-то. — Охо-хо! Уху-ху! Так до леса они дошли, там ведь две улицы всего от них до леса, недалёко. А вдоль леса дорога шла просёлочная, та же, что и сейчас, только тогда похуже была, конечно. По дороге этой в город можно было добраться и в другие деревни, значит.

И тут сова как спикирует куда-то в траву и оттуда «Угу» да «Угу» бубнит. — Чего это она, а? — шепчет Авдотья, страшно ей до жути, будто снова война началась.

— Не знаю, — отвечает тихо Степан, — Пойду, гляну. Пошёл он в те кусты придорожные, наклонился, притих, да как закричит: — Мать, беги скорей сюда!

Подбегает Авдотья, а там в траве свёрток лежит, а из свёрточка личико махонькое — батюшки мои! Дитё! Оглянулись туда-сюда — нет никого вокруг. Покричали, позвали — тишина. Подняла Авдотья свёрточек, к груди прижала, закряхтел он жалобно, и слёзы у ей так и потекли. — Стёпушка, — шепчет, — Да как же ж так можно-то? Родное-то дитя… Да неужто выбросили? — Этого не знаю, — отвечает Степан, — А ты, мать, не о том думаешь, домой надо бежать, дитё-то замёрзло поди, кто знает сколь оно тут лежит уже.

Вечер-то хоть и летний был, а уже ближе к осени дело было, по ночам прохладно. Побежали они домой. Пришли в избу, развернули свёрточек, а там мальчонка, пуповина даже на месте, видать только родился. Пока охали да ахали, да воду грели, да к тётке Липе, повитухе местной, бегали за советами, уж и утро настало и ночь прошла. Наутро пошёл Степан к председателю, сообщил обо всём. Искали мать да так и не нашли. Кто знает, может это из городу подкинули, где теперь найти, время послевоенное, голодное, кто-то грех взял на душу — выбросил дитё родное.

Органы власти велели в дом малютки передавать мальчонку. — Не отдам! — отрезала Авдотья, — Мой он! Ну что же, так ещё лучше, оформили всё по закону и стал найдёныш Ефимом Степановичем. Счастье в дом пришло. Авдотья расцвела. Да и Степан ожил, воспрянул. Некогда теперь болеть да хандрить — сына надо поднимать! — А что это ты меня тогда «мать» позвал? — спросила как-то Авдотья у мужа, — Когда мы Фимушку-то нашли. — Да видать сердцем сказал, — отвечал Степан.

Но на этом история не закончилась. Сова та, что ты думаешь, ведь начала к ним летать, будто за дитём доглядывала, всё ли в порядке? — Ты смотри, — смеялась Авдотья, — Снова нянюшка наша прилетела, сидит на дворе. До того Степан с Авдотьей к ней привыкли и полюбили, что как родная она им стала, они её «крёстной» стали кликать. — И ведь как она сообразила к людям за помощью лететь? — дивилась Авдотья, — Да ещё к нам постучала. Совпаденье ли иль знала она про нашу беду… — Сова — птица мудрая, — отвечал Степан.

Время шло. Год пролетел. Лето снова наступило. Авдотья в огороде возилась, а Фимушка на траве сидел, играл. Ворота-то во двор распахнуты были, и забежала на двор собака чья-то, лохматая, чёрная, да кинулась с ходу к ребёнку. Бросилась на малого, за рубашонку схватила, и давай драть, из стороны в сторону мотать. Авдотья всё бросила, кинулась скорее к сыну, и видит — вдруг, откуда ни возьмись, сверху упало на собаку что-то, большое, рябое. Глядит Авдотья — да ведь это их сова! А та крыльями пса бьёт, клювом острым клюёт, шерсть и перья клочьями летят. Схватила тут тоже Авдотья вилы, замахнулась на пса, ударила черенком по боку, тот завизжал, да бежать. А сова на межу села, дрожит, словно отдышаться не может, урчит что-то на своём языке. Авдотья сына к груди прижала, осмотрела всего — цел ли? Сама ревёт. Не подоспей сова, разорвал бы пёс мальчонку.

Поклонилась Авдотья сове, и говорит: — Спасибо тебе, матушка-сова, Господь тебя к нам привёл! За всё тебе спасибо! А сова словно понимает, угукает в ответ, головой вертит. Так она к ним и летала, пока Ефимке семь годов не исполнилось. А опосля исчезла. — А почему, деда, так? — подала голос Катя, до того зачарованно слушавшая рассказ деда. — Кто знает, — ответил дед, — Только больше не видели они её. — А я так думаю, — сказала задумчиво баба Уля, — Ведь до семи лет ребёнок по-церковному как зовётся? Правильно — младенец. Он и на исповедь не ходит, безгрешен потому что. А после-то, как семь лет исполнится — всё. Считай, во взрослую жизнь вступил. Уже отрок. Вот сова-то та может и была ему как за Ангела -Хранителя? Может это Ангел его и был в образе совы? — Всё может быть, — ответил дед Семён, — Теперь уже давно нет ни Авдотьи ни Степана, Царствие им Небесное. А память человеческая жива. Многое она помнит, да детям и внукам пересказывает. Так то…

Автор: Елена Воздвиженская

Спасибо за хороший рассказ

00
2021-06-18 16:23:53

Спасибо за хороший рассказ

СПАСИБО, ОЧЕНЬ ПРИЯТНО

Nik
Рейтинг: 119436
00
2021-06-14 17:56:21
Nik
Рейтинг: 119436
00
2021-06-14 17:58:28

Добрый вечер!

Вы знаете это чувство, когда просыпаешься утром полный сил и бурлящей энергии, переделываешь кучу дел, ложишься пораньше в предвкушении следующего плодотворного дня?
Вот и я не знаю.
Nik
Рейтинг: 119436
00
2021-06-14 17:59:25

— А ты точно не врешь? Можешь мне слово дать?

— Да что там слово! Я тебе в придачу еще горсть знаков препинания отсыплю.

Заподозрил коронавирус и испугался, когда жена готовила, а я не мог ничего унюхать.
Оказалось, у нее первый раз за много недель ничего не подгорело...
Успокоился!

— Ишь ты! Глянь, как титьки-то за полгода выросли! Ну прямо лифчик уже можно покупать!
— Ну маааам.....
— Не мамкай мне тут! Ты бы с пивом завязывал уже, сынок...
00
2021-06-14 23:23:31

— А ты точно не врешь? Можешь мне слово дать?

— Да что там слово! Я тебе в придачу еще горсть знаков препинания отсыплю.

Заподозрил коронавирус и испугался, когда жена готовила, а я не мог ничего унюхать.
Оказалось, у нее первый раз за много недель ничего не подгорело...
Успокоился!

— Ишь ты! Глянь, как титьки-то за полгода выросли! Ну прямо лифчик уже можно покупать!
— Ну маааам.....
— Не мамкай мне тут! Ты бы с пивом завязывал уже, сынок...

Nik
Рейтинг: 119436
00
2021-06-14 18:00:08

Nik
Рейтинг: 119436
00
2021-06-14 18:00:56

— Дорогой, куда ты меня поведешь на майские праздники?

— Поедем к твоей маме!
— А на Новый год?
— Приеду, заберу...

Заказал курс «Как справляться с разочарованиями в жизни».
Вчера по почте получил первый урок: пустой конверт.

Когда в суде нам объявили, что отныне мы чужие люди, это произвело на нас такое тяжелое впечатление, что успокоились мы только в постели.
Nik
Рейтинг: 119436
00
2021-06-14 18:01:32

Nik
Рейтинг: 119436
00
2021-06-14 18:02:53

Кот съел четыре килограмма шашлыка, взвесили кота — ровно 4 килограмма. Загадка — куда делся кот?


Неверная жена два часа убеждала мужа в том, что под кроватью завелся бабайка.

Охранник музея в США изнасиловал древнеегипетскую мумию, побив тем самым рекорды Эммануэля Макрона, Максима Галкина и Прохора Шаляпина.
Лада
Рейтинг: 6074
00
2021-06-14 18:03:38

Объявления

Nik
Рейтинг: 119436
00
2021-06-14 18:03:51
Nik
Рейтинг: 119436
00
2021-06-14 18:04:57

Эгоист — это человек, который завидует людям, которые имеют счастье каждодневно общаться с ним.


Выражение «безродный космополит» означает, что бывают еще и какие-то родовитые космополиты.

Авраам родил Исаака. Исаак родил Иакова… А потом там какая-то фигня случилась — и рожать стали женщины.

Лада
Рейтинг: 6074
00
2021-06-14 18:05:13

00
2021-06-16 19:30:44

Вопрос не праздный, а насущно важный!

Nik
Рейтинг: 119436
00
2021-06-14 18:05:49 (отредактировано)

00
2021-06-14 18:34:35

ВСЕ ЛОГИЧНО

00
2021-06-14 18:38:48

ВСЕ ЛОГИЧНО

00
2021-06-15 01:19:59

Рассмешил, спасибо

Nik
Рейтинг: 119436
00
2021-06-14 18:06:44 (отредактировано)

Кофе был настолько грубого помола, что утром послал всех на«уй.


Женскому отделению бани срочно требуются мойщики окон. Мужчины от 25 до 30 лет с устойчивой психикой.

Не знаю, что за люстру повесили соседи снизу, но благодаря им у меня на кухне теперь есть тёплый пол!
00
2021-06-14 18:42:48

Кофе был настолько грубого помола, что утром послал всех на«уй.


Женскому отделению бани срочно требуются мойщики окон. Мужчины от 25 до 30 лет с устойчивой психикой.

Не знаю, что за люстру повесили соседи снизу, но благодаря им у меня на кухне теперь есть тёплый пол!

СУПЕР (особенно про кофе и банщика) 

00
2021-06-14 23:34:07

СУПЕР (особенно про кофе и банщика) 

№2 - 

00
2021-06-18 14:26:32

Кофе был настолько грубого помола, что утром послал всех на«уй.


Женскому отделению бани срочно требуются мойщики окон. Мужчины от 25 до 30 лет с устойчивой психикой.

Не знаю, что за люстру повесили соседи снизу, но благодаря им у меня на кухне теперь есть тёплый пол!

Грубый кофе… на… й… классно!

Nik
Рейтинг: 119436
00
2021-06-14 18:08:12

00
2021-06-16 19:32:50

Опять Петербург! Что же вы ополчились на город моей любви!?  Не виноват он!!! Оно само!

Nik
Рейтинг: 119436
00
2021-06-14 18:08:48 (отредактировано)

— Мозги, Лёва, дело такое: обычно их не видно, но, когда их не хватает — заметно!


И где справедливость?
Один раз Ленку раздел, теперь всю жизнь одеваю...

— Софа Марковна! Ваша собака опять целую ночь выла под нашим окном.
— Ничего страшного. Днём выспится.
Nik
Рейтинг: 119436
00
2021-06-14 18:10:12

00
2021-06-14 18:39:05


00
2021-06-14 21:43:33

Найди время посмеяться — это музыка твоей души

00
2021-06-18 14:49:06

Это называется мудрость

Nik
Рейтинг: 119436
00
2021-06-14 18:11:10
Амирыч
Рейтинг: 50954
00
2021-06-14 18:19:10

В 1940 году должно было состояться очередное эдинбургское дерби между футбольными командами Хайберниан и Хартс. 

. Из-за сильного тумана комментатор BBC Боб Кингсли со своей точки совершенно не видел игроков на поле и что там происходит, однако получил указание вести радиотрансляцию несмотря ни на что — иначе прослушивавшие эфир немцы могли догадаться о погоде и беспрепятственно бомбить город.
. Кингсли мог ориентироваться только на шум болельщиков, когда забивались голы, но провёл полноценный комментарий на протяжении всего матча, выдумывая опасные моменты, сейвы и нарушения правил. Матч завершился победой Хартс со счётом 6:5.

00
2021-06-14 20:48:03

В 1940 году должно было состояться очередное эдинбургское дерби между футбольными командами Хайберниан и Хартс. 

. Из-за сильного тумана комментатор BBC Боб Кингсли со своей точки совершенно не видел игроков на поле и что там происходит, однако получил указание вести радиотрансляцию несмотря ни на что — иначе прослушивавшие эфир немцы могли догадаться о погоде и беспрепятственно бомбить город.
. Кингсли мог ориентироваться только на шум болельщиков, когда забивались голы, но провёл полноценный комментарий на протяжении всего матча, выдумывая опасные моменты, сейвы и нарушения правил. Матч завершился победой Хартс со счётом 6:5.

О, футбол! Сейчас Испания играть будет. Мы смотрим все матчи с порто и вкусняшками. Присоединяйся!

00
2021-06-15 06:10:19

О, футбол! Сейчас Испания играть будет. Мы смотрим все матчи с порто и вкусняшками. Присоединяйся!

 Класс! Некогда, работаем, будем смотреть на highlights 

00
2021-06-14 20:56:12

В 1940 году должно было состояться очередное эдинбургское дерби между футбольными командами Хайберниан и Хартс. 

. Из-за сильного тумана комментатор BBC Боб Кингсли со своей точки совершенно не видел игроков на поле и что там происходит, однако получил указание вести радиотрансляцию несмотря ни на что — иначе прослушивавшие эфир немцы могли догадаться о погоде и беспрепятственно бомбить город.
. Кингсли мог ориентироваться только на шум болельщиков, когда забивались голы, но провёл полноценный комментарий на протяжении всего матча, выдумывая опасные моменты, сейвы и нарушения правил. Матч завершился победой Хартс со счётом 6:5.

00
2021-06-15 06:28:49

Это они против девочек играют! Интересный фрагмент!

Амирыч
Рейтинг: 50954
00
2021-06-14 18:20:22

Арденнская тягловая лошадь — одна из древнейших пород тягловых лошадей.

.

00
2021-06-14 20:48:54 (отредактировано)

Арденнская тягловая лошадь — одна из древнейших пород тягловых лошадей.

.

Косичка в ирландском стиле! Мощняк!

00
2021-06-17 01:06:56 (отредактировано)

Косичка в ирландском стиле! Мощняк!

Ах, вот где Ксюша, оказывается...

00
2021-06-15 02:05:53

Арденнская тягловая лошадь — одна из древнейших пород тягловых лошадей.

.

Коняга в валенках! Прикольно!!!

00
2021-06-15 05:21:38

Арденнская тягловая лошадь — одна из древнейших пород тягловых лошадей.

.

идеальная жена

Амирыч
Рейтинг: 50954
00
2021-06-14 18:24:11

Продолжительность года на разных планетах

00
2021-06-14 20:52:29

Продолжительность года на разных планетах

00
2021-06-15 05:23:07

Солярис, уже было

00
2021-06-15 02:07:01

Продолжительность года на разных планетах

Ну слава богу! Я уж подумал сколько осталось на белом свете!!!

Амирыч
Рейтинг: 50954
00
2021-06-14 18:26:17

— Как дела?

— У меня всё в шоколаде.
— Замуж вышла?
— Нет, эскимо купила.

00
2021-06-14 21:02:56

— Как дела?

— У меня всё в шоколаде.
— Замуж вышла?
— Нет, эскимо купила.

00
2021-06-15 06:30:52

Так сосут только профессионалки 

Амирыч
Рейтинг: 50954
00
2021-06-14 18:27:10

— Цилечка, ты шо, не хочешь быть co мной?

— Фима, ты таки должен мине завоевать !
— А шо, мирным путем уже никак?..

Амирыч
Рейтинг: 50954
00
2021-06-14 18:28:22

00
2021-06-14 21:06:33

Поженились великанша с карликом. После первой брачной ночи великанша предстает перед обществом не выспавшаяся и вся в синяках.

— Не может быть! Неужели он вас избил? — возмущаются окружающие.
— Нет, что вы! — отвечает великанша.- Просто он прыгал по мне всю ночь и восторженно кричал: «Неужели это все мое??? Неужели это все мое!!!»
00
2021-06-15 06:32:31

Поженились великанша с карликом. После первой брачной ночи великанша предстает перед обществом не выспавшаяся и вся в синяках.

— Не может быть! Неужели он вас избил? — возмущаются окружающие.
— Нет, что вы! — отвечает великанша.- Просто он прыгал по мне всю ночь и восторженно кричал: «Неужели это все мое??? Неужели это все мое!!!»

Красивая пара 

Амирыч
Рейтинг: 50954
00
2021-06-14 18:35:41

00
2021-06-14 21:09:03

Амирыч
Рейтинг: 50954
00
2021-06-14 18:36:56

Амирыч
Рейтинг: 50954
00
2021-06-14 18:38:07

00
2021-06-14 21:39:02

Вид на горы всегда хорош!

00
2021-06-15 02:11:01

Вид на горы всегда хорош!

А причем здесь горы!!! Я наблюдаю только по две на пять!!! Причем просто обалденных!

00
2021-06-15 06:34:23

Вид на горы всегда хорош!

За красивые горы

00
2021-06-16 14:17:05

Вид на горы всегда хорош!

ну и ЧЁ?

Амирыч
Рейтинг: 50954
00
2021-06-14 18:39:27

00
2021-06-14 21:41:36

00
2021-06-15 02:12:44

А кто будет пол переделывать!!!

kuznecov67
Рейтинг: 228407
00
2021-06-14 18:39:29

Амирыч
Рейтинг: 50954
00
2021-06-14 18:41:42

00
2021-06-14 21:37:30

Картина называется — Грех

00
2021-06-15 02:13:17

Это смотря куда целовать!!!

Амирыч
Рейтинг: 50954
00
2021-06-14 18:42:43

Амирыч
Рейтинг: 50954
00
2021-06-14 18:43:20

Амирыч
Рейтинг: 50954
00
2021-06-14 18:45:02

0