Штирлиц оглянулся: хвоста не было.

«Оторвался», — подумал Штирлиц.