Русский человек сначала выпьет то, что хочет.

Затем то, что может.
И, наконец, то, что останется...