Когда русский достал третью бутылку водки, немец притворился мёртвым